Дом в Стамбуле

Стамбульскому ­декоратору Зейнеп ­Фадиллиоглу со­отечественники довери­ли самое ­святое – офор­мление ­мечети. В Стамбуле открылась ­мечеть Шаки­рин, ­после чего ­пятидесятичетырехлетняя Зейнеп оказалась в центре всеобщего внимания.

Дом в Стамбуле

Мыслимое ли это дело – пору­чить интерьер святыни женщине? Но исламские богословы не видят в этом ничего предосудительного: по завершении стамбульского проекта декоратор получила два аналогичных заказа от властей Катара. Тем не менее пока она остается первой и единственной в истории женщиной, которая удостоилась такой чес­ти. “Я счастлива, что у меня и моей команды есть возможность поработать во славу Аллаха”, – смиренно комментирует свои достижения Зейнеп.

Дом в Стамбуле

Несмотря на явно революционную роль в истории исламской архитектуры и не менее революцион­ный дизайн спроектированного ею сооружения (акриловый минбар, светильники с мириадами капель, символизирующие свет Аллаха, проливающийся на правоверных), в частной жизни Зейнеп нет ничего бунтарского.

Дом в Стамбуле

Свой стамбульский дом она делит с мужем и престарелой матерью, а профессиональными достижениями во многом обязана отцу, который когда-то настоял, чтобы дочь бросила изучение математики ради занятий интерьерным дизайном в лондонской школе Инчбалд. “Как будто мне не хватало дизайна дома!” – смеется Зейнeп, выросшая в семье, обе ветви которой занимались производством тканей.

Дом в Стамбуле

Первые ее самостоятельные проекты тоже были делом семейным – Зейнеп начала с оформления ресторанов, принадлежащих ее мужу Метину, а уж потом занялась частными заказами и собственным жилищем, интерьер которого она совершенствует уже двадцать лет.

Дом в Стамбуле

Дом Зейнеп некогда принадлежал часовщику последнего султана. Жилые комнаты в то время располагались на втором этаже, а на первом хозяин мыл карету. “Каменные плиты на полу нарочно были уложены как попало, чтобы через них просачивалась вода, – вспоминает она. – Затем сын часовщика устроил в особняке склад и довел его до разрухи. Мы купили не дом, а руины, здесь даже электричества не было”.

Дом в Стамбуле

Привести здание в порядок им помогли каменщики с запада Турции, знающие, как и из чего строили в старину. К дому присоединили соседнее здание, на первом этаже снесли часть перегородок и расширили дверные проемы, а на втором сделали террасу с видом на Босфор. Причем Зейнеп и ее команда не просто имитировали старые технологии, а использовали антикварные материалы – каменные плиты и плинтусы, металлическую фурнитуру для окон. Единственное, что осталось нетронутым, – это цветная штукатурка на стенах. “Мне хотелось, чтобы в доме чувствовался дух времени, – объясняет хозяйка. – К тому же я обожаю яркие краски и интересные фактуры. Минимализм – точно не мой путь!”

Дом в Стамбуле

Интерьер, который получился у Зейнеп, не укладывается в какие-то одни стилистические рамки. Тут главное – история, и города, в котором живет декоратор, и ее семьи. Оригинальные турецкие предметы перемешаны с европейскими, на стенах можно увидеть каллиграфию и традиционную живопись, а диваны и кресла обиты текстилем из семейных запасов.

Дом в Стамбуле

“Моя бабушка собрала целую коллекцию оттоманских тканей, – говорит Зейнеп. – Для меня это один из главных источников вдохновения, что бы я ни оформляла – обычный дом или мечеть”.

Дом в Стамбуле

Текст: Даниэлла Миллер

Комментарии