Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

Загородный дом Лизы Перри был построен в 1910 году в модном по тем временам британском колониальном стиле. В 1950-х годах в нем находился монастырь отцов-паллотинцев. Надо сказать, что ни архитектурный стиль, ни культурное прошлое этого “объекта недвижимости” не соответствовали представлениям Лизы о модном доме.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

Но у поместья были и плюсы: расположение в живописной деревне Сэг-Харбор на берегу залива Нойак в Хэмптонс и два бассейна, которые остались после ухода святых отцов – один снаружи перед домом, а второй внутри, в гостиной, которую Лиза впоследствии переделала в столовую.

Лиза Перри в летнем салоне своего загородного дома.

Лиза Перри в летнем салоне своего загородного дома.

На момент покупки в 1998 году дом представлял собой здание из крас­ного кирпича с довольно перегруженным интерьером. “Я решила превратить его в светлое минималистское пространство с четкими линиями”, – говорит Лиза.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

Она начала с того, что упростила планировку, а затем выкрасила все – и внутри, и снаружи – в белый цвет. Получился идеальный фон для ее внушительной коллекции дизайнерской мебели и поп-арта, включающей работы Александра Кальдера, Фрэнка Стеллы и Александра Либермана.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

Лиза выросла в пригороде Чикаго, в семье, где все занимались текстилем. “Это был семейный бизнес, каждый отвечал за что-то свое – кто за палитру цветов, кто за фактуру тканей, кто за дизайн”, – вспоминает она.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

Лиза окончила Институт модных технологий в Нью-Йорке (FIT) и с тех пор создает ткани и коллекции одежды под маркой LP Style в своей студии в Сохо. В моде ей всегда была близка эстетика Андре Куррежа, Эмилио Пуччи и Пьера Кардена. Одри Хепберн для нее – идеал красоты и “почти совершенство”, а одежда, искусство и дизайн 1960-х – предмет обожания и коллекционирования.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

Как и создаваемая Лизой одежда, интерьер дома в Сэг-Харбор пестрит яркими сочными красками. “Я люб­лю основные цвета, – рассказывает Лиза. – Они ассоциируются у меня с любимыми художниками, такими как Пит Мондриан, Роберт Индиана и Элсуорт Келли. А вот смешанные цвета терпеть не могу”. В каждой комнате обыгрывается какой-то один базовый цвет – тут синий, там желтый. В спальне хозяйки тон задают ослепительно красные кресла дизайна Гаэтано Пеше – муж Лизы от них в полном восторге.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

В доме много мебели 1950–1970-х годов, но есть и современная, например от Herman Miller. Кое-что из обстановки сделано на заказ. Из-за обилия дизайнерских вещей и арт-объектов возникает ощущение, что находишься в музее, которое не ­покидает тебя даже на улице, когда выходишь в сад. По всей его огромной территории расставлены, как на экспозиции, статуи и скульп­турные группы. “Гигантские разноцветные кольца-обручи работы Жу Джинши будто катятся по траве, – ­говорит хозяйка, – и добавляют в окружающий ландшафт долю юмора”.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

Видимо, тот же юмористический посыл и у гигантской женской фигуры работы Ники де Сен-Фаль у бассейна, и у забавных чугунных снеговиков Гэри Хьюма. Искусство становится частью пейзажа, а пейзаж – частью дома. Тем более что все без исключения комнаты видовые – выходят окнами либо в сад, либо на залив Нойак.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

На сотворение своего “арт-объекта” Лиза потратила десять лет. Но она довольна: “Безумно приятно видеть, как шаг за шагом обретают реальность твои идеи и мечты”.

Арт-дача на восточном побережье Лонг-Айленда

Текст:: Робер Колонна д’Истриа

Фото: жан-франсуа жоссо
опубликовано в журнале №4 (61) апрель 2008

Комментарии