Замок декоратора Акселя Вервордта

Аксель Вервордт

Аксель Вервордт, коллекционер, антиквар и декоратор интерьеров, рассказал AD о своем замке под Антверпеном.

Вся история моих приключений с недвижимостью – это погоня за квадратными метрами: антикварный бизнес требует очень много места. В 1970-х годах я выкупил и восстановил по картинам Вермеера и Питера де Хоха целый квартал в Антверпене, но скоро в нем моей галерее и реставрационным мастерским стало тесно. В это время мне и попалось на глаза объявление о продаже замка ‘с-Гравенвезел.

Южный фасад замка ’с-Гравенвезел выходит на большую террасу, окруженную балюст­радой. На ней супруги Вервордт устраивают тематические вечера.

Южный фасад замка ’с-Гравенвезел выходит на большую террасу, окруженную балюст­радой. На ней супруги Вервордт устраивают тематические вечера.

В XV веке это была крепость со всеми средневековыми атрибутами: окнами-бойницами и сторожевыми башнями. Дом был перестроен в 1740 году по проекту архитектора Яна Питера ван Баурсейта-младшего. Он сохранил общую планировку, но прорезал окна во французском стиле, украсил фасады пилястрами и снес кре­постные стены. Вместо закрытого внутреннего двора получилась тер­раса, выходящая на буколический пруд с кувшинками (раньше он был частью крепостного рва).

Стены в кабинете хозяина расписаны по трафарету мелкими цветами — в XVIII веке они были обиты тканью с подобным рисунком.

Стены в кабинете хозяина расписаны по трафарету мелкими цветами — в XVIII веке они были обиты тканью с подобным рисунком.

Мы с моей женой Мэй подошли к ремонту дома, как к восстановле­нию кресла, изуродованного не­уме­лой реставрацией XIX века: избавились от поздних наслоений, но сохранили все приметы его ­собственной истории. Много споров было о том, как и чем штукатурить фасады.

В оранжерее замка Аксель устроил ­небольшую столовую, где обедает с важными клиентами. Огромные глиняные кадки, в которых высажены деревья, он привез из Италии. Люстра — Франция, XVIII век; шкаф — ­немецкое барокко.

В оранжерее замка Аксель устроил ­небольшую столовую, где обедает с важными клиентами. Огромные глиняные кадки, в которых высажены деревья, он привез из Италии. Люстра — Франция, XVIII век; шкаф — ­немецкое барокко.

В конце концов мы выяснили, что в Средние века в этом районе строительный камень обмазывали местной глиной, смешанной с известкой, – так мы и поступили. Цвет получился теплый и мягкий. Потом я покрыл этой смесью стены некоторых комнат. Вместе с картинами в барочных рамах и массивной мебелью она смотрится очень аутентично, как и камины, горящие в замке круглый год: стены такие толстые, что никогда не прогреваются до конца.

Одну из пяти гостиных замка украшает рос­кошный фламандский натюрморт XVII века. Кресла и стол датируются той же эпохой, но происхо­дят ­из Англии.

Одну из пяти гостиных замка украшает рос­кошный фламандский натюрморт XVII века. Кресла и стол датируются той же эпохой, но происхо­дят ­из Англии.

Этот старый дом давно стал центром моей личной вселенной – здесь находится основная часть моей разношерстной коллекции, тут я принимаю клиентов, в бывших конюшнях расположились реставрационные мастерские, а обе башни до недав­них пор занимали мои сыновья и их семьи.

Лестничная клетка, ведущая в приватную часть дома, украшена картой, принадлежавшей когда-то Яну Вермееру. Все помещение оформлено под нее — в стиле голландского дома XVII века.

Лестничная клетка, ведущая в приватную часть дома, украшена картой, принадлежавшей когда-то Яну Вермееру. Все помещение оформлено под нее — в стиле голландского дома XVII века.

Готовя ретроспективную художественную выставку “Artempo: Когда время становится искусством” для Венецианской биеннале 2007 года, я думал о своем доме. Сколько себя помню, я всегда с большим интересом смотрел в прошлое, чем в будущее, но только поселившись в собственном замке, в полной мере смог оценить силу и власть времени.

Этот встроенный шкаф был выкрашен еще в XVIII веке в модный тогда цвет перванш. Коллекция голландского фарфора и серебра того же периода.

Этот встроенный шкаф был выкрашен еще в XVIII веке в модный тогда цвет перванш. Коллекция голландского фарфора и серебра того же периода.

Все цветочные композиции в доме — дело рук Мэй Вервордт. Она много лет работает вместе с мужем, подбирая для его интерьеров цветы и текстиль.

Все цветочные композиции в доме — дело рук Мэй Вервордт. Она много лет работает вместе с мужем, подбирая для его интерьеров цветы и текстиль.

Аксель твердо уверен, что кухня — самая важная комната в доме. Фарфор и настенное украшение из изразцов — Голландия, XVIII век, угловой комод — Германия того же времени.

Аксель твердо уверен, что кухня — самая важная комната в доме. Фарфор и настенное украшение из изразцов — Голландия, XVIII век, угловой комод — Германия того же времени.

Пол в гостевой спальне покрыт широкими сосновыми досками — в XVIII веке такие полы были во всех частных помещениях замка. Кровать, бюро и полка для книг — Фландрия, XVIII век.

Пол в гостевой спальне покрыт широкими сосновыми досками — в XVIII веке такие полы были во всех частных помещениях замка. Кровать, бюро и полка для книг — Фландрия, XVIII век.

Огромную библиотеку замка с портретами греческих философов по стенам Аксель переделал под галерею археологических древностей.

Огромную библиотеку замка с портретами греческих философов по стенам Аксель переделал под галерею археологических древностей.

Записала Анастасия Углик

Фото: Фриц фон дер Шуленбург
опубликовано в журнале №4 (61) апрель 2008

Комментарии