Шато в Бургундии

Хозяева шато Йохан Бауман и Питер Франссенс.

Двое голландских дизайнеров реконструировали шато в Бургундии, стараясь сохранить его исторический облик, но в интерьере всё равно победил современный дизайн.

Ради того чтобы обрести гармонию в жизни, Йохану Бауману и Питеру Франссенсу пришлось переехать из Голландии в Бургундию. И дело не только в продукции местных виноградников, вплотную подступающих к границам их владений. Купив здесь Шато-де-ла-Ресль, просторное двухэтажное здание, ведущее свою историю еще с XVII века, они одним махом обрели и дом, и поле для дизайнерских экспериментов, и небольшой бизнес.

Металлическая скульптура Rock Growth Арика Леви сдвинута вглубь сада — ­чтобы она не спорила с самим домом, который хозяева считают своей главной ценностью.

Шато на момент покупки требовало реставрации, и голландцы отнеслись к нему со всем почтением. “Дом – это основа всего, и мы хотели сохранить его в первозданном виде, – говорит Йохан. – Это вопрос уважения к его истории, характеру и архитектурным особенностям”.

Восстановив историческую французскую оболочку, новые хозяева оформили интерьер в типичном для голландцев духе: обстановка здесь достаточно строгая, мебель современная дизайнерская, а стены – насыщенных темных цветов. Чтобы найти верные оттенки, комнаты пришлось полностью перекрасить три раза. “Всего-то три раза! – смеются бескомпромиссные хозяева. – Мы искали цвета, которые будут хорошо работать при естественном освещении, и это нам удалось не сразу”.

А сколько раз пришлось переставлять мебель, Йохан и Питер уже и не помнят: “Мы ­двигали вещи, пока не убедились, что они гармонируют друг с другом и наполняют интерьер правильной энергетикой”.

В придачу к мебели (многие предметы здесь из ограниченных галерейных серий) в каждой комнате есть арт-объекты, в подборе которых тоже прослеживается национальный колорит. Например, построенные на игре света и тени фотопортреты работы Мари-Сесиль Тейс напоминают голландскую живопись.

“Вообще-то мы купили дом исключительно ради собственного удовольствия, но, когда ремонт был закончен, поняли, что грех этим не поделиться с кем-то еще”, – рассказывают Йохан и Питер. Поначалу отсюда не вылезали их друзья и родственники, а теперь с апреля по сентябрь шато функционирует в режиме пансиона.

Шесть спален (две в самом доме и еще четыре в отреставрированном домике привратника) передаются в распоряжение постояльцев, отношения с которыми у хозяев почти семейные, по крайней мере завтракают зачастую все вместе, за общим столом. А оставшиеся месяцы превращаются для хозяев в нескончаемые каникулы.

Иногда они выбираются в Париж, но шато сделало их домоседами – друзья с удовольствием проводят время в компании двух лошадей, двух собак и трех кошек и размышляют над планами дальнейшего обустройства. Например, подумывают открыть арт-галерею.

“Нам повезло поселиться в этом замечательном месте, – говорят они. – Но ничто не вечно в нашем мире, и нам бы хотелось оставить здесь что-то после себя”.

Оформлением парка вокруг дома занимался Питер Франссенс. Зеленые насаждения выглядят достаточно просто, доминантой ландшафта является само шато.

Текст: Мартина Ханглингер

Фото: мэдс могенсен
опубликовано в журнале №5 (128) МАЙ 2014

читайте также

Комментарии