Дом театрального художника Тьерри Боске

Тьерри Боске – профессиональный обманщик. Двадцать лет прослуживший в брюссельской опере Ла Монне, поставивший в качестве сценографа и художника по костюмам множество спектаклей по всему миру, он умеет сделать так, чтобы зрители забыли о повседневности и перенеслись в мир героев.

Макет будуара, сделанный по мотивам салона мадам Помпадур в замке Шамп-сюр-Марн.

Макет будуара, сделанный по мотивам салона мадам Помпадур в замке Шамп-сюр-Марн.

Даже если пьеса основана на реальных событиях, Тьерри не спешит доподлинно воспроизводить эпоху. “В мире театра не важна правда, – уверен он. – Если у меня нет подлинных вещей или я не знаю, как они выглядели, я их просто придумываю”.

Макеты Тьерри Боске воспроизводят  (не в точности, но близко) старинные дворцовые покои. Здесь — музыкальный салон Людовика XV, по мотивам интерьеров Версаля и Фонтенбло.

Макеты Тьерри Боске воспроизводят  (не в точности, но близко) старинные дворцовые покои. Здесь — музыкальный салон Людовика XV, по мотивам интерьеров Версаля и Фонтенбло.

Страсть Боске к созданию утраченных или никогда не существовавших миров так велика, что вышла за рамки профессии. Возвращаясь из театра домой, он продолжает придумывать декорации. Разница в масштабе: на работе он мыслит размерами сцены, дома – кукольного домика.

Макет спальни короля в стиле позднего ­Людовика XIV (1700–1715).

Макет спальни короля в стиле позднего ­Людовика XIV (1700–1715).

“Я привык делать макеты моих декораций, – рассказывает Тьерри. – Так что техника мне знакома. Я начал создавать в миниатюре дворцы, которые никогда не построю в натуральную величину”. Вдохновляясь памятниками своей любимой эпохи – Франции XVI–XVIII веков, художник создает игрушечные интерьеры, чья роскошь достойна настоящих королей.

Макет спальни королевы в стиле Людовика XV.

Макет спальни королевы в стиле Людовика XV.

Подобно творчеству, жилище Боске делится на две части. Он потому и купил участок на тихой окраине Брюсселя, что там стояло два дома: не было необходимости искусственно разграничивать жилое и рабочее пространство (хотя прекрасный сад тоже сыграл свою роль).

Спальня хозяина оформлена с театральной избыточностью. Кровать окружена бархатным пологом, стену украшают барочные элементы декора из Англии.

Спальня хозяина оформлена с театральной избыточностью. Кровать окружена бархатным пологом, стену украшают барочные элементы декора из Англии.

Первый дом – парадный, под стать роскошным оперным декорациям Боске. Трудно поверить, что до вмешательства хозяина это была скромная деревенская постройка. Главное помещение – сверкающая золотом и хрусталем столовая, словно перенесшаяся из Версаля. Деревянные панели на стенах родом из родного театра Боске, Ла Монне, – когда сносили старые мастерские, он забрал их домой.

Гипсовая лепнина на стенах летнего ­салона выполнена другом Боске по его эскизу. ­Венецианское зеркало нужно для ­расширения пространства.

Гипсовая лепнина на стенах летнего ­салона выполнена другом Боске по его эскизу. ­Венецианское зеркало нужно для ­расширения пространства.

Всё остальное – фантазии художника на тему любимой эпохи. Точно так же он придумал прочие помещения, наполнив деревенский дом лепниной, росписью, позолотой, венецианскими люстрами и зеркалами.

Салон на втором этаже жилого дома.  Зеркало с резьбой сделано по эскизу Боске, клавесин расписан им же.

Салон на втором этаже жилого дома.  Зеркало с резьбой сделано по эскизу Боске, клавесин расписан им же.

Застекленная веранда, построенная Боске, соединяет парадный дом с ателье. Гостям в нем доступна только одна комната – выставка готовых макетов. Застекленные шкафы от пола до потолка содержат двадцать шесть миниатюрных интерьеров, разглядывать которые можно часами.

Ателье художника. Незаконченные макеты  ждут, когда у их автора появится ­время,  чтобы продолжить работу.

Ателье художника. Незаконченные макеты  ждут, когда у их автора появится ­время,  чтобы продолжить работу.

Дальше посторонним вход заказан. Незаконченные макеты, крохотная мебель, подготовленные к росписи листы картона, лоскутки ткани и фольги – присутствие великанов в этом царстве лилипутов грозит разрушениями и бедствиями. Один только хозяин, вооруженный ножницами и кистями, смотрится уместно в этом мире. Ведь он сам его придумал.

От изначального интерьера в ателье остался плиточный пол. Роспись на стенах и хрус­тальная люстра появились при Боске.

От изначального интерьера в ателье остался плиточный пол. Роспись на стенах и хрус­тальная люстра появились при Боске.

Парадная столовая. Стены украшают панели, спасенные Тьерри Боске при разрушении старых мастерских брюссельского театра Ла Монне. Они стали отправной точкой остального декора.

Парадная столовая. Стены украшают панели, спасенные Тьерри Боске при разрушении старых мастерских брюссельского театра Ла Монне. Они стали отправной точкой остального декора.

Игрушечные макеты выставлены в застекленных шкафах в отдельной комнате.

Игрушечные макеты выставлены в застекленных шкафах в отдельной комнате.

Текст: Жан-Пьер Габриель

Фото: Жан-Пьер Габриель
опубликовано в журнале №12 (102) декабрь-январь 2011/2012

Комментарии