Квартира в Москве, 160 м²

Александр Якимов

Александр Якимов рассказывает о своем новом проекте, сидя в собственной квартире на Мясницкой. Сходство двух интерьеров видно невооруженным глазом. Например, курительная зона на кухне с парой ушастых кресел, где мы ведем разговор, выглядит в точности как фрагмент гостиной на разложенных перед нами фотографиях. И это не говоря о деталях вроде деревянных люстр – Александр любит их больше привычных хрустальных. 

За исключением стола, вся мебель в гостиной и столовой — Chelini. В перегородку вмонтирована двусторонняя печка-голландка.

За исключением стола, вся мебель в гостиной и столовой — Chelini. В перегородку вмонтирована двусторонняя печка-голландка.

Причины этого “родства” объясняются просто: заказчица Якимова давно с ним знакома, не раз бывала у него в гостях и, купив несколько лет назад новую квартиру, попросила его сделать ей интерьер с похожим настроением. Сам дизайнер называет его “старорежимным”. “Мне нравятся французские барочные интерьеры, но такие, где чувствуется русский дух”, – объясняет он свой подход. Когда дело дошло до выбора посуды, он отговорил заказчицу от покупки лиможского сервиза и отправил в магазин Императорского фарфорового завода.

Общий вид жилой зоны. В интерьере преобладает белый цвет, но впечатление от него все равно теплое — благодаря золотисто-коричневым акцентам.

Общий вид жилой зоны. В интерьере преобладает белый цвет, но впечатление от него все равно теплое — благодаря золотисто-коричневым акцентам.

Впрочем, при всем сходстве конечного результата квартиры дизайнера и его заказчицы имеют важное отличие: он живет в старом доме с четырехметровыми потолками, она – в новостройке, где комнаты на четверть ниже, что не способствовало созданию интерьера в воздушном французском стиле. Пришлось спасать ситуацию с помощью цвета: в интерьере доминирует белый, вплоть до деревянных полов. “Темные полы впитывают свет и зрительно ограничивают комнату. А белый цвет всё размазывает”, – объясняет Якимов.

Фрагмент гостиной. На стене — фотографии из семейного архива хозяйки. Самые старые из них были сделаны еще в 1896 году. Кресла, зеркало и столик, Chelini.

Фрагмент гостиной. На стене — фотографии из семейного архива хозяйки. Самые старые из них были сделаны еще в 1896 году. Кресла, зеркало и столик, Chelini.

Ощущение простора здесь возникает не только за счет оптических иллюзий – на гостиную приходится больше половины сташестидесятиметровой квартиры. “Меня убивает, когда люди покупают огромные квартиры и нарезают их на клетушки. На гостиную остается тридцать метров, при том что там проходит вся твоя жизнь”, – говорит дизайнер.

Кухонный гарнитур, Scavolini. Между окном и установленной перед ним раковиной оставлен зазор, в который вмонтирована емкость для горшков с комнатными растениями.

Кухонный гарнитур, Scavolini. Между окном и установленной перед ним раковиной оставлен зазор, в который вмонтирована емкость для горшков с комнатными растениями.

От кухни жилую зону отделяет перегородка с парой дверных проемов по бокам и двусторонней печкой-голландкой посередине. И не догадаешься, что вся эта композиция возникла из необходимости – внутри перегородки проходят коммуникации. “Когда ты не можешь от чего-то избавиться, сделай на этом акцент”, – смеется Якимов.

Фрагмент кухни. С этой стороны печка выложена черными изразцами. Топить ее нельзя, но она всё равно греет — внутри спрятана система “теплый пол”.

Фрагмент кухни. С этой стороны печка выложена черными изразцами. Топить ее нельзя, но она всё равно греет — внутри спрятана система “теплый пол”.

Печка была куплена в Риге в разобранном виде, большая часть изразцов была разбита, и, чтобы собрать их заново, пришлось провести серьезную реставрационную работу. Александр вспоминает, что ради этого изучил историю голландок начиная с екатерининских времен. Зато теперь в квартире есть деталь, которая как раз и обеспечивает русский дух.

“Спальня нужна, чтобы спать и сексом заниматься”, — считает Александр. Поэтому комната небольшая и обставлена хоть изящно, но скупо: оба занятия предполагают наличие кровати, все остальное — излишества.

“Спальня нужна, чтобы спать и сексом заниматься”, — считает Александр. Поэтому комната небольшая и обставлена хоть изящно, но скупо: оба занятия предполагают наличие кровати, все остальное — излишества.

На образ старой, с историей квартиры работает и подборка семейных фотографий в гостиной. У хозяйки оказался целый чемодан с архивом, который лежал мертвым грузом, пока Александр не извлек его на свет. “Выяснилось, что у нее в роду были купцы первой гильдии, – рассказывает дизайнер. – Она потом сидела в интернете несколько месяцев, изучала свои корни. Зато какая она теперь богатая стала – гордится тем, что не просто всего добилась сама, а у нее наследственная жилка есть!” 

Обеденный стол, Giorgio Piotto, сервирован посудой “Кобальтовая сетка” Императорского фарфорового завода. На стене — картина Александра Любимова.

Обеденный стол, Giorgio Piotto, сервирован посудой “Кобальтовая сетка” Императорского фарфорового завода. На стене — картина Александра Любимова.

Фрагмент спальни хозяйки. Якимов считает, что комната для отдыха должна быть достаточно темной, поэтому здесь стены не белые, как в остальной квартире, а серые. Столик и аксессуары, Chelini.

Фрагмент спальни хозяйки. Якимов считает, что комната для отдыха должна быть достаточно темной, поэтому здесь стены не белые, как в остальной квартире, а серые. Столик и аксессуары, Chelini.

Квартира в Москве, 160 м²

Текст: Анастасия Ромашкевич
Продюсер и стилист интерьера: Наталья Онуфрейчук

Фото: маноло ильера
опубликовано в журнале №6 (129) ИЮНЬ 2014

Комментарии