Вилла на Бали

Паскаль Морабито впервые попал на Бали много лет назад. По рекомендации друзей они с женой сняли домик на берегу и провели в нем второй медовый месяц (через двадцать лет после первого). На следующий год они приехали с детьми, потом с друзьями, а на четвертый уже задумались о покупке большого дома, чтобы места хватило всем желающим. Тогда Паскаль и нашел виллу, которая теперь носит его имя.

Главная спальня. Над кроватью по дизайну Паскаля — триптих “Волна” работы его жены Мари-Ив.

Главная спальня. Над кроватью по дизайну Паскаля — триптих “Волна” работы его жены Мари-Ив.

“Тут с самого начала было все, что нужно: роскошный вид на океан, всегда свежая рыба на ужин, двести метров собственного пляжа, большой бассейн и много отдельных спален”, – рассказывает он. А еще вилла была идеальным местом для ­исполнения давнишней мечты Морабито, который всегда хотел иметь музей скульптуры под открытым небом: “Вам интересно, почему я выбрал Бали? Все очень просто – это земля талантов. На острове много художников по батику, скульпторов, резчиков по дереву, которые были бы звездами в любой стране мира”.

Паскаль Морабито с семьей разъезжает по Бали на стареньком внедорожнике Steyr-Puch Haflinger: “За рулем этой машины я чувствую себя счастливым”.

Паскаль Морабито с семьей разъезжает по Бали на стареньком внедорожнике Steyr-Puch Haflinger: “За рулем этой машины я чувствую себя счастливым”.

Свою коллекцию Паскаль начал собирать в семь лет. “Мое детство прошло в Ниме, древ­нем римском городе, в котором все время проводились какие-нибудь раскопки, – вспоминает он. – И мы, дети, тащили у археологов все, что плохо лежало. Я оказался самым удачливым, мне достался большой мраморный обломок мужской ноги I века нашей эры”. Этот трофей по сей день остается самым древним экземпляром в собрании Паскаля, которое разрослось уже до двух тысяч статуй и рельефов.

Индонезийские идолы громоздятся под  крышей гостиной.

Индонезийские идолы громоздятся под  крышей гостиной.

“У меня есть европейские, африканские, мексиканские и индонезийские скульптуры, – говорит он. – Но с тех пор, как я открыл для себя искусство Бали и подружился с местными ремесленниками, я сосредоточился на их работах. Тем более что такие вещи прекрасно вписываются в пейзаж”.

Гостиную украшает большой камень, найденный на пляже неподалеку от дома, и деревянная панель с ритуальными рисунками из Тана-Тораи.

Гостиную украшает большой камень, найденный на пляже неподалеку от дома, и деревянная панель с ритуальными рисунками из Тана-Тораи.

“Искусство и природа – вот два главных создателя этого райского местечка, – заявляет довольный хозяин виллы. – Я старался мешать им как можно меньше”. План дома остался прежним: центральную зону с кухней и столовой окружают несколько больших террас.

В одной из гостевых спален — французские табуреты 1930-х годов и диван по дизану Пас­каля Морабито.

В одной из гостевых спален — французские табуреты 1930-х годов и диван по дизану Пас­каля Морабито.

Все спальни (а их в доме десять) расположены на втором этаже и смотрят на океан. “Схема позаимствована из местной архитектуры. Я решил, что глупо пытаться перемудрить вековой опыт”, – считает Паскаль.

В столовой имеется открытая печь, в которой Морабито делает пиццу — любимое блю­до всей семьи.

В столовой имеется открытая печь, в которой Морабито делает пиццу — любимое блю­до всей семьи.

В остальном дом мало чем напоминает туземные бунгало. “Я называю этот стиль музейным минимализмом, – объясняет он. – Белые стены, темный пол, обилие света и немногочисленная, но очень удобная мебель”. Только столовая оформлена в балинезийских традициях, как их понимают младшие дети Паскаля: именно они раскрашивали в яркие цвета стулья вокруг обеденного стола и выбирали деревянные панно, которыми украшены стены.

Камень, из которого сделан этот фонтан, привезен с ост­рова Борнео.

Камень, из которого сделан этот фонтан, привезен с ост­рова Борнео.

“Эта вилла задумана как многофункциональное пространство. Здесь должны помещаться и музей, и семейный дом, и моя мастерская. А еще я с удовольствием сдаю ее в аренду людям, которые ценят простые радости так же, как и я, – говорит Морабито. – ­Поэтому приезжайте и привозите друзей. Я пока не встречал человека, который не влюбился бы в эту землю с первого взгляда”.

Большая часть трапез на вилле Морабито проходит у бассейна на специально возведенной для этой цели большой террасе.

Большая часть трапез на вилле Морабито проходит у бассейна на специально возведенной для этой цели большой террасе.

Текст: Антонио Ньето

Фото: жан-франсуа ЖОссо
опубликовано в журнале №8 (76) август 2009

Комментарии