Дом на озере Гарда

Архитекторы часто шутят над тем, что в их работе много от профессии психоаналитика. Но Петер Платтнер говорит об этом совершенно серьезно.

Озеро Гарда находится севернее популярного Комо, но в красоте ему не уступает, и дом по проекту Петера Платтнера поставлен с таким расчетом, чтобы обеспечить хозяйке прямой доступ к природе.

Прежде чем нарисовать хотя бы одну линию первого эскиза будущей постройки, он часами беседует с хозяевами, задавая им самые разные, порой неожиданные вопросы не только о любимых цветах и материалах, но и более широкого плана. Каков их жизненный ритм? Нравится им тень или свет? Много ли они готовят? Какие у них хобби и увлечения? “После того как я составил в своей голове четкий образ человека, для которого буду строить, я внимательно изучаю участок. И из комбинации двух факторов – личностных особенностей хозяина и характеристик участка – и получается в конце концов проект”, – рассказывает Петер.

Хозяйка дома со своим ­племянником на террасе возле маленького бассейна с кувшинками, ­который она называет своим ­любимым уголком.

“Петер не из тех архитекторов, кто делает каждую постройку своим автопортретом”, – говорит хозяйка дома. Ранее она работала в области моды, теперь занимается недвижимостью. На участок свой наткнулась “по долгу службы”: продавала дом по соседству. Ее, как это часто бывает, поразили виды и местоположение старого дома на берегу озера Гарда.

В предрассветные часы озеро Гарда теряется в тумане. Раздвижные стеклянные окна позволяют любоваться всеми нюансами пейзажа.

Она предполагала просто отремонтировать дом, который уже стоял на участке. Но он находился в таком плачевном состоянии, что делать это было бессмысленно. “Сначала я расстроилась, но потом поняла, что мне выпал уникальный шанс построить настоящий дом своей мечты”. Хозяйка заручилась согласием Платтнера, бюро которого базируется в Больцано, и выдала ему проектное задание с пожеланиями простоты конструкций, ­близости к природе и экологичности.

Из зоны столовой есть выход на террасу, выстеленную тиком. Стол и стулья Tulip по дизайну Эро Сааринена, Knoll. Винтажный светильник 1940-х годов куплен в Берлине.

Дом построен из камня, стекла и стали. В отделке везде, где только возможно, использовано дерево – оно смягчает строгость архитектуры. Планировка свободная: на первом этаже направо от входа – зона гостиной и столовой, налево – вынесенные в отдельный объем хозяйские спальня и ванная.

Зона гостиной. Диван сделан на заказ. Книжный стеллаж Graduate, дизайнер Жан Нувель, Molteni & C; камин, Accent Kamine; торшер, Foscarini. Журнальные столики по дизайну хозяйки.

Винтовая лестница ведет на цокольный этаж, где находятся гостевая спальня и сауна. Из всех помещений есть выход на улицу: на террасу с видом на озеро, в сад или мощеный дворик.

Терраса с видом на озеро Гарда — основная “комната” дома. В отделке использован тик, лежаки сделаны на заказ.

Интерьер дома построен как серия открытых и изолированных пространств, так что хозяйке и ее гостям есть и где пообщаться, и где уединиться. Экологические требования учтены: в здании геотермальное отопление.

Из всех помещений дома можно попасть на улицу. Это дворик перед сауной. Бамбук посоветовала посадить сестра хозяйки Мартина Ханглингер. Кресло по дизайну Гарри Бертойи, Knoll.

В какой-то момент, впрочем, хозяйке показалось, что дом получается слишком мужским, и она обратилась к своей сестре, декоратору и стилисту Мартине Ханглингер. Вместе дамы наполнили интерьер смягчающими деталями – зеленью и природными материалами. Но основные слова благодарности хозяйка всё равно обращает к своему архитектору. “Мне повезло встретить такого чуткого и понимающего человека”, – говорит она.

Фрагмент кухни. Кухонный остров из стали был сделан на заказ. Индукционная плита, Neff. Бамбуковые вазы, Thomas Fröse. Маски привезены из Мексики.

Текст и продюсирование: Мартина Ханглингер

Фото: мэдс могенсен
опубликовано в журнале №6 (129) ИЮНЬ 2014

читайте также

Комментарии