Дом по проекту Владимира Плоткина

Берега Пироговского водохранилища – питомник, где выращивается хорошая современная русская архитектура. Все наши звезды построили по домику, по два для членов яхт-клуба на Завидкином мысу. 

С воды прозрачные переходы между корпусами практически не заметны.

Все они спроектированы в согласии с жестким регламентом, разработанным Евгением Ассом: каждый домик – пять на восемь метров, высота шесть, зазор между зданиями – два с половиной метра. Но внутри отведенной ячейки “матрицы” можно резвиться как угодно, так что хозяевам этих домиков остается только позавидовать. Я вот откровенно завидую тем, на кого поработал Владимир Плоткин

Фасад “родительского” корпуса собран из полированного гранита, кленовых панелей Prodema и тонированного стекла.

У Плоткина репутация мастера крупной формы – он строит большие дома и градообразующие комплексы. А тут модульный “малыш” общей площадью 195 м². Плоткина, однако, затея как раз “малостью” и привлекла: “Я считал это небольшим упражнением. Но в итоге на проект были потрачены невероятные усилия”. 

Центральный корпус дома сделан белым и облицован панелями из искусственного камня DuPont.

Сначала Плоткин должен был построить один дом. Он “собрал” его из трех разных материалов – черного гранита, стекла и светлого клена. Разноцветные объемы перемежаются и стыкуются в подобии шахматного порядка: черный верх – желтый низ и наоборот, а между ними разделительная полоса стекла.

Задний фасад “детского” корпуса отделан кленовыми панелями Prodema и полированным гранитом.

Архитектурный аппетит пришел к заказчику во время еды: увидев проект, он купил два соседних участка и заказал Плоткину еще два домика (тем более что семья с тремя детьми в модуле пять на восемь и так не слишком умещалась). Чтобы было не скучно, архитектор сделал их разными. 

Гостиная в центральном — “общественном” — корпусе. Диван, B&B Italia; светильники, Flos.

Средний – белоснежный (любимый цвет Плоткина), пластичный, напоминающий парус. Третий – снова черно-жел­тый, из тех же гранита и клена, но более простой по композиции, чем его симметричный ­старший брат. Соединяют ­домики прозрачные галереи. С воды их не видно – кажется, что необходимый разрыв между объемами есть. 

Одна из спален “детского” корпуса. Стол  и стул, Poltrona Frau.

Интерьеры (их делала вместе с Плоткиным архитектор Ольга Головина) стилистически едины с фасадами. В белом корпусе, где расположена общественная зона, интерьеры белоснежные. В “простом” черно-желтом объеме разместились детские – они все деревянные.

Фрагмент спальни в “родительском” доме. Мебель, Poltrona Frau.

Самое интересное – “сложный” корпус с хозяйской спальней и кабинетом. Интерьер у него такой же “цветоделенный”, как фасад. Буквально такой же – объемы, черные снаружи, черны и внутри, а деревянные – деревянны. И если линия смены цвета на фасаде пришлась в интерьере на середину комнаты – ничего: пространство тут же и делится. Пол и стены – в три полосы: черную, белую и деревянную. 

Спальня хозяев. Журнальный столик, Poltrona Frau.

Формализм? Чуждые реальной жизни композиционные игры? Ну да, Плоткин честно говорит, что все это “пространственная игра, глубоким смыслом не обремененная”. Игра проведена блестяще – как чемпионская шахматная партия. И самое главное, заказчикам в этом “сыгранном” доме нравится. Им там удобно. Они принимают и разделяют правила игры, заданные им архитектором.

Лестничный холл “родительского” корпуса. На полу отчетливо видны белая и желтая полосы — граница смены материалов на фасаде.

Текст: Евгения Микулина

Фото: Алексей Народицкий
опубликовано в журнале №11 (90) ноябрь 2010

читайте также

Комментарии