Квартира дизайнера Тони Баратты в Нью-Йорке

Архитектор Энтони Баратта

Кто в дизайнерской паре Уильяма Даймонда и Тони Баратты отвечал за пристрастие к голубому цвету, мы выяснили – Даймонд. Доказательство – его квартира на Манхэттене. Ответ на вопрос, кто же сочинял сложные миксы из разностилевых вещей, также очевиден: Баратта. Доказательство? Его квартира в нью-йоркском районе Челси. В отличие от Уильяма, Баратта поселился не в современном небоскребе, а в здании XIX века – таких в Челси большинство.

Общий вид гостиной. За окнами этой комнаты находится легендарный отель “Челси”: его архитектура задала тон всему интерьеру.

Общий вид гостиной. За окнами этой комнаты находится легендарный отель “Челси”: его архитектура задала тон всему интерьеру.

Прямо перед окнами его квартиры находится легендарный отель “Челси”: любимый бутлегерами и кинозвездами прошлого, он стал одним из мифов Нью-Йорка. Баратта не скрывает, что интерьер его квартиры вдохновлен именно атмосферой района – от связанных с ним городских легенд до буквальных деталей вроде колорита стен.

Гостиная. Гипсовая копия античной скульптуры. Кресло обтянуто тканью по эскизу Даймонда и Баратты.

Гостиная. Гипсовая копия античной скульптуры. Кресло обтянуто тканью по эскизу Даймонда и Баратты.

У Даймонда и Баратты репутация создателей ярких разноцветных интерьеров. Но в собственном жилище Баратта от кричащих цветов отказался. “Для заказчиков чего только не сделаешь, – смеется он. – Но у себя дома я решил немного передохнуть. Кроме того, когда у тебя за окнами прекрасное классическое здание, не хочется иметь в интерьере ничего лишнего. Цветовая гамма моей квартиры позаимствована у мужского костюма: это оттенки серого, коричневого, кремового”. Есть, впрочем, и один цветовой контраст, который Тони считает для себя знаковым, – ­оппозиция черного и белого.

Гостиная. Кресло 1950-х годов обтянуто твидом; лампа “Арлекин” 1950-х годов; журнальный столик и ковер по дизайну Даймонда и Баратты.

Гостиная. Кресло 1950-х годов обтянуто твидом; лампа “Арлекин” 1950-х годов; журнальный столик и ковер по дизайну Даймонда и Баратты.

Но Баратта не был бы самим собой, если бы сделал интерьер по-настоящему спокойным. Отсутствие ярких цветов с лихвой искупается обилием безумноватых деталей и предметов мебели. Кресла и диваны, обитые тканью под леопарда, зебру и жирафа. Гипсовые копии античных статуй. Строгие портреты в стиле XVIII века – воображаемые “предки” дизайнера. Гигантоманский шкаф в виде ­итальянского палаццо, в котором спрятан такой же гигантоманский телевизор.

Гостиная. Огромный деревянный шкаф в виде классического здания создан по эскизам хозяина квартиры, дизайнера Тони Баратты. Внутри скрыт телевизор. На полу ковер по дизайну Даймонда и Баратты.

Гостиная. Огромный деревянный шкаф в виде классического здания создан по эскизам хозяина квартиры, дизайнера Тони Баратты. Внутри скрыт телевизор. На полу ковер по дизайну Даймонда и Баратты.

Этот шкаф, само собой, сделан на ­заказ по эскизам Баратты, как и львиная доля вещей в квартире. Даром, что ли, у них с Даймондом существовала настоящая “сеть” мастеров на все руки, способных сделать по их требованиям любую вещь – от люстры до ковра. ­Поистине универсальные люди эти мастера, если им уда­ется угождать дизайнерам с такими, как выясняется, раз­ными вкусами, как Даймонд и Баратта.

Столовая. Стол из смоковницы, ­Англия, начало XX века. Стулья по дизайну Даймонда и Баратты. Люстра 1950-х годов куплена в Майами. Ширма из голубого бархата украшена фотографиями античных статуй.

Столовая. Стол из смоковницы, ­Англия, начало XX века. Стулья по дизайну Даймонда и Баратты. Люстра 1950-х годов куплена в Майами. Ширма из голубого бархата украшена фотографиями античных статуй.

Спальня. Кровать создана Кеннетом Деангелисом из двух соединенных вместе викторианских кушеток. Покрывало из ткани по эскизу Даймонда и Баратты.

Спальня. Кровать создана Кеннетом Деангелисом из двух соединенных вместе викторианских кушеток. Покрывало из ткани по эскизу Даймонда и Баратты.

Уголок спальни. Стул обтянут шкурой под зебру. В раму от зеркала вставлен гобелен, изображающий Арнольда Шварценеггера в образе античного героя.

Уголок спальни. Стул обтянут шкурой под зебру. В раму от зеркала вставлен гобелен, изображающий Арнольда Шварценеггера в образе античного героя.

Фрагмент спальни. Торшер и ковер по дизайну Даймонда и Баратты. На мольберте — портрет неизвестного мужчины, конец XVIII века.

Фрагмент спальни. Торшер и ковер по дизайну Даймонда и Баратты. На мольберте — портрет неизвестного мужчины, конец XVIII века.

Текст: Робер Колонна д’Истрия

Комментарии