"Радужный дом" в Лондоне

Когда одним пространством занимаются три предельно упертых творческих человека, можно представить, какое возникает напряжение”, – смеется Эйб Роджерс. Эти три человека – он сам, художник Ричард Вудс, отвечавший за полы и цветовую схему некоторых этажей, и дизайнер Катя Гомиашвили, партнер в управляющей компании, которая распоряжается домом.

Центральная секция мягкой желтой “пьяццы” (или попросту — огромного дивана) на втором этаже поднимается и опускается на несколько десятков сантиметров.

Центральная секция мягкой желтой “пьяццы” (или попросту — огромного дивана) на втором этаже поднимается и опускается на несколько десятков сантиметров.

Одной из задач Роджерса было сделать дом максимально светлым и солнечным. Для этого он велел выкрасить постройку изнутри в люминесцентный белый, который отражает и рассеивает лучи, соорудил на последнем этаже зеркальную стену и избавился от большинства перегородок: “Я хотел, чтобы ничто не мешало движению света в пространстве”.

Винтовая лестница из стали и плексигласа — смысловая ось, соединяющая четыре этажа дома и определяющая его цветовую структуру. В ней задействованы 52 ­оттенка, плавно переходящие друг в друга.  Скульптура Бэтмена — идея Кати Гомиашвили. Роджерс утверждает, что она несколько раз пугала неподготовленных гостей, которые принимали фигуру за живого человека, притаившегося за лестницей.

Винтовая лестница из стали и плексигласа — смысловая ось, соединяющая четыре этажа дома и определяющая его цветовую структуру. В ней задействованы 52 ­оттенка, плавно переходящие друг в друга.  Скульптура Бэтмена — идея Кати Гомиашвили. Роджерс утверждает, что она несколько раз пугала неподготовленных гостей, которые принимали фигуру за живого человека, притаившегося за лестницей.

Движение – одна из излюбленных тем архитектора: почти десять лет назад он спроектировал ныне закрытый бутик Катиной мар­ки Emperor Moth в лондонском районе Мэйфэйр, где помимо прочих сюрреалистических деталей имелись кинетические скульптуры-манекены. “Радужный дом” в этом смысле тоже похож на механическую игрушку: здесь движется все, что можно.

Первый этаж попадает в синюю часть спектра, задаваемого радужной лестницей.

Первый этаж попадает в синюю часть спектра, задаваемого радужной лестницей.

Кровать в главной спальне поворачивается на 360 градусов, диван в гостиной поднимается и опускается, а спуститься из спальни в кухню можно экспресс-методом, минуя лестницу, – по металлической горке-трубе. Это не первая горка работы Роджерса: подобная конструкция была задействована в его инсталляции в ­галерее Тейт Модерн и в другой жилой квартире его работы.

Фантастический псевдопаркет — дело рук художника по дереву Ричарда Вудса. Такие яркие оттенки созданы с использованием акрилика и яичной краски. Этот паркет — подписная авторская работа Вудса: в теории его можно разобрать и продать как картину.

Фантастический псевдопаркет — дело рук художника по дереву Ричарда Вудса. Такие яркие оттенки созданы с использованием акрилика и яичной краски. Этот паркет — подписная авторская работа Вудса: в теории его можно разобрать и продать как картину.

Стеклянный мостик ведет из спальни на последнем этаже на террасу, с которой открываются виды района Ноттинг-Хилл. Роджерс приложил все усилия, чтобы по максимуму использовать уникальное месторасположение дома – прямо посреди знаменитого на весь мир винтажного рынка Портобелло – и при этом договориться с непростым гением места о ненападении: так, все окна снабжены дополнительным стеклом, чтобы изолировать обитателей “Радужного дома” от шума, неизбежно сопутствующего любому рынку.

В фиолетовом подвальном этаже имеются окна, в которые попадает свет фонаря с Портобелло и очень хорошо видны ноги прохожих. “Это создает осмос с внешним миром”, — философствует Роджерс.

В фиолетовом подвальном этаже имеются окна, в которые попадает свет фонаря с Портобелло и очень хорошо видны ноги прохожих. “Это создает осмос с внешним миром”, — философствует Роджерс.

Однако по утрам, выходя из дома, можно обнаружить на ступеньках итальянских туристов, уплетающих купленный на рынке вкуснейший фалафель, и в этом, по мнению архитектора, часть очарования дома: в нем можно полностью отгородиться от реальности, не теряя связи с ней.

Стены ослепительного ­ультрабелого цвета не только отражают свет, но и выгодно оттеняют яркие объекты.

Стены ослепительного ­ультрабелого цвета не только отражают свет, но и выгодно оттеняют яркие объекты.

За зеркальной стеной в спальне скрываются душ и гардеробная. Круглая ванна рифмуется с разворачивающейся на 360 градусов кроватью, находящейся в этой же комнате.

За зеркальной стеной в спальне скрываются душ и гардеробная. Круглая ванна рифмуется с разворачивающейся на 360 градусов кроватью, находящейся в этой же комнате.

Текст: Яна Рейнолдс

Фото: уильям прайс
опубликовано в журнале №7 (130) ИЮЛЬ 2014

Комментарии