Квартира в бывшей мастерской Рафаэля

Виа Джулия – одна из самых старых улочек Рима: она застраивалась лет пятьсот назад, во времена правления папы Юлия II. Улочка узкая, темная, длинная. Дома – через один – антикварные магазины или палаццо, все еще заселенные потомками аристократических семейств. Цена квадратного метра площади астрономическая и сравнима со стоимостью какого-нибудь мебельного раритета эпохи барокко. Снять, а тем более купить квартиру здесь – большая удача.

Гос­ти­ная. Ко­ва­ная лест­ни­ца ве­дет на тер­ра­су. Ка­мин из не­об­ра­бо­тан­но­го де­ре­ва со­здан То­ма­сом Роберт­сом. На сте­не — псевдобарочное зеркало, Renzi e Reale.

Гос­ти­ная. Ко­ва­ная лест­ни­ца ве­дет на тер­ра­су. Ка­мин из не­об­ра­бо­тан­но­го де­ре­ва со­здан То­ма­сом Роберт­сом. На сте­не — псевдобарочное зеркало, Renzi e Reale.

Впро­чем, что для ря­до­во­го граж­да­ни­на Ри­ма – боль­шая уда­ча, для Ва­лен­ти­ны Бу­с­кич­чо в по­ряд­ке ве­щей. Она вла­де­ет из­ве­ст­ным мебельным ма­га­зи­ном Contemporanea на пло­ща­ди Ис­па­нии и продвигает раз­но­об­раз­ных “но­вых” ди­зай­не­ров – учит рим­лян от­ли­чать Garouste & Bonetti от Мар­ка Бра­зье-Джон­са. По ро­ду сво­ей де­я­тель­но­с­ти Ва­лен­ти­на все вре­мя но­сит­ся по го­ро­ду – от кли­ен­та к кли­ен­ту – на ма­лень­ком скутере Vespa. Почти та­ком же, как у Од­ри Хеп­берн и Гре­го­ри Пе­ка в филь­ме “Рим­ские ка­ни­ку­лы”. Про­ез­жая как-то раз по виа Джу­лия, она и за­ме­ти­ла ред­кое объ­яв­ле­ние “Про­да­ет­ся”. И, не те­ряя вре­ме­ни, при­об­ре­ла квар­ти­ру на по­след­нем эта­же па­лац­цо XVI века. По ле­ген­де, в этом до­ме ког­да-то была ма­с­тер­ская Ра­фа­э­ля (по­ра­зи­тель­но, в ка­ком ко­ли­че­ст­ве рим­ских двор­цов ус­пел на­сле­дить великий жи­во­пи­сец за свою ко­рот­кую жизнь). Так или ина­че, по­след­ним вла­дель­цем до­став­шей­ся Ва­лен­ти­не не­дви­жи­мо­с­ти был от­нюдь не ху­дож­ник, а не­кий ува­жа­е­мый ме­дик. Он от по­ла до по­тол­ка за­бил свое жи­ли­ще кни­га­ми. “Выглядело это до­воль­но сво­е­об­раз­но, – го­во­рит Бу­с­кич­чо. – Но у ме­ня бы­ли другие пла­ны. Сна­ча­ла, ко­неч­но, воз­ник­ла оче­вид­ная мысль об­ста­вить все мо­дер­нист­ской ме­­бе­лью – по контра­с­ту. Но са­ма квар­ти­ра под­ска­за­ла иное ре­ше­ние”.

Сто­ло­вая. Ан­тик­вар­ные сту­лья в сти­ле Людо­ви­ка XVI со­сед­ст­ву­ют с со­вре­мен­ны­ми брон­зо­вы­ми сту­ль­я­ми, создан­ны­ми ди­зай­не­ром Фрэнком Эвенну.

Сто­ло­вая. Ан­тик­вар­ные сту­лья в сти­ле Людо­ви­ка XVI со­сед­ст­ву­ют с со­вре­мен­ны­ми брон­зо­вы­ми сту­ль­я­ми, создан­ны­ми ди­зай­не­ром Фрэнком Эвенну.

Ва­лен­ти­на хо­те­ла, что­бы сте­ны, по­тол­ки и по­лы ее жи­ли­ща вы­гля­де­ли “ста­рин­ны­ми” – не про­сто по­тер­ты­ми, а как бы “отреставрированны­ми”. “Мне по­ка­за­лась ин­те­рес­ной идея под­черк­нуть ат­мо­сфе­ру про­шло­го, ко­то­рой ды­шит это ме­с­то, па­рой-трой­кой совре­мен­ных дизай­нер­ских ве­щей. Но не ми­ни­ма­ли­с­ти­че­с­ких, а сти­ли­зо­ван­ных – бла­го ди­зай­не­ры, с ко­то­ры­ми со­труд­ни­ча­ет мой ма­га­зин, де­ла­ют и та­кие. Дол­жен был по­лу­чить­ся не­о­ре­нес­санс – впол­не под­хо­дя­щий для XXI ве­ка стиль”, – рас­ска­зы­ва­ет Ва­лен­ти­на.

Ста­рин­ные рез­ные две­ри, ве­ду­щие из спаль­ни в ван­ную, Ва­лен­ти­на Бус­кич­чо разы­с­ка­ла в палаццо по со­сед­ст­ву. Лю­с­т­ру из раз­но­цвет­но­го хрус­та­ля спро­ек­ти­ро­вал Иван Лол­ли.

Ста­рин­ные рез­ные две­ри, ве­ду­щие из спаль­ни в ван­ную, Ва­лен­ти­на Бус­кич­чо разы­с­ка­ла в палаццо по со­сед­ст­ву. Лю­с­т­ру из раз­но­цвет­но­го хрус­та­ля спро­ек­ти­ро­вал Иван Лол­ли.

Для на­ча­ла она вы­ки­ну­ла все книж­ные пол­ки и со­скреб­ла со стен обои и кра­с­ку, до­б­рав­шись до шту­ка­тур­ки. “Мо­жет, эта шту­ка­тур­ка и не ра­фа­э­лев­ских вре­мен, но за­то со­вер­шен­но ра­фа­э­лев­ско­го от­тен­ка – та­кая пе­соч­но-ме­ло­вая. То, что нуж­но бы­ло”. Что­бы под­дер­жать те­му, Ва­лен­ти­на вы­ис­ка­ла в ок­ре­ст­ных до­мах несколь­ко ста­рин­ных де­ре­вян­ных две­рей. Впол­не со­вре­мен­ные бе­тон­ные по­лы спе­ци­аль­но выщерби­ли, что­бы бы­ло по­хо­же на стер­тый сто­ле­ти­я­ми из­ве­ст­няк. А по­том на­ча­лись “вли­ва­ния” со­вре­мен­но­го ди­зай­на. Ме­тал­ли­че­с­кую ле­ст­ни­цу, ве­ду­щую из гос­ти­ной на тер­расу, вы­ко­вал по за­ка­зу хозяйки Ни­ко­ла Фри­нь­я­ни из сту­дии Wunderkammer. В сто­ло­вой по­яви­лись брон­зо­вые сту­лья по ди­зай­ну Фрэн­ка Эвен­ну, в гос­ти­ной – ка­мин из не­об­ра­бо­тан­но­го де­ре­ва, со­здан­ный То­ма­сом Ро­берт­сом. На сте­нах столо­вой и спаль­ни Ва­лен­ти­на по­ве­си­ла псев­дого­бе­ле­ны, куп­лен­ные в ан­тик­вар­ном ма­га­зи­не Ма­рии Джу­зеп­пи­ны Фьо­ре. “Псев­дого­бе­ле­ны еще на­зы­ва­ют ино­гда “го­бе­ле­на­ми для бед­ных” – изо­б­ра­же­ния на них не вы­тка­ны, как по­ло­же­но, а про­сто на­пи­са­ны на ткани, – объ­яс­ня­ет Ва­лен­ти­на. – Мне ка­жет­ся, это хо­ро­шая де­таль, на­мек – все в этой ста­рин­ной на вид квар­ти­ре сде­ла­но с юмо­ром и ус­лов­но, как те­а­т­раль­ная де­ко­ра­ция. Здесь важ­ны эф­фек­ты ос­ве­ще­ния – вся­кие там “ко­сые сол­неч­ные лу­чи” и так да­лее. Имен­но по­это­му я не бо­юсь впу­с­кать в квар­ти­ру свет – в от­ли­чие от мно­гих дру­гих рим­лян, ко­то­рые про­сто тря­сут­ся над сво­и­ми бар­хат­ны­ми ди­ва­на­ми и ста­ры­ми кар­ти­на­ми”.

Квартира в бывшей мастерской Рафаэля

А свет, на­до ска­зать, в квар­ти­ре у Бу­с­кич­чо за­ме­ча­тель­ный – и в ком­на­тах, и на тер­ра­се, ко­то­рую хо­зяй­ка обо­жа­ет. “От­сю­да вид­но весь центр го­ро­да – и Ва­ти­кан. Уж не знаю, прав­да ли Ра­фа­эль здесь жил или нет. На его ме­с­те я – ра­бо­тая, как он, не­по­сред­ст­вен­но на Ва­ти­кан – жи­ла бы имен­но здесь. С мо­ей тер­ра­сы мож­но па­пе рим­ско­му руч­кой по­ма­хать – и впол­не воз­мож­но, что он от­ве­тит”. 

Хо­зяй­ская спаль­ня. Брон­зо­вая лам­па, дизай­нер Фрэнк  Эвен­ну. Крес­ло, GoodmanCharlton.

Хо­зяй­ская спаль­ня. Брон­зо­вая лам­па, дизай­нер Фрэнк  Эвен­ну. Крес­ло, GoodmanCharlton.

Текст: Барбара Стоэлти

Комментарии