Замок в долине Луары

“Я всю жизнь изучаю историю искусства”, – говорит Елена Васильева, экономист по образованию, предприниматель по роду деятельности и декоратор по призванию. Несколько лет назад друзья устроили ей экзамен с погружением: купив замок Шато-де-Курсийон в долине Луары, они позвали Елену заняться его реконструкцией.

Библиотека посвящена Наполеону — стены украшают гравюры с прижизненными портретами императора и литографии второй половины XIX века, посвященные его главным победам. На переднем плане кресла в стиле Людовика XVI. Книжный шкаф и комод в стиле Директории были созданы в 1803–1805 годах. Диван с бронзовыми деталями и каминный гарнитур в стиле ампир.

Библиотека посвящена Наполеону — стены украшают гравюры с прижизненными портретами императора и литографии второй половины XIX века, посвященные его главным победам. На переднем плане кресла в стиле Людовика XVI. Книжный шкаф и комод в стиле Директории были созданы в 1803–1805 годах. Диван с бронзовыми деталями и каминный гарнитур в стиле ампир.

По словам Елены, они были зачарованы эклектичным обликом замка: “Поразительно, как все это сошлось в одном месте и насколько органично смотрится!” Самая старая часть здания относится к XII веку, когда рыцарь по имени Гийом де Курсийон возвел в месте слияния речушек Лон и Граво неприступную крепость. Затем замок переделывали в XV и XVII веках, а последняя масштабная реновация случилась в конце XIX века.

Декоратор Елена Васильева у входа в комнату стражников, в которой сейчас находится столовая.

Декоратор Елена Васильева у входа в комнату стражников, в которой сейчас находится столовая.

В 1915–1920 годах здесь жил архитектор, который провел сюда канализацию и электричество. А потом начался упадок – за последние сто лет замок семь раз переходил из рук в руки и нынешним хозяевам достался в состоянии раздрая. Половина комнат не отапливалась, на главной лестнице не было ограждений, зато под ней имелся бассейн с золотыми рыбками. Но все это казалось новым хозяевам сущей ерундой в сравнении с возможностью обустроить замок по своему вкусу.

Ренессансный зал с камином XVII века. Цветные стекла в характерных для этого стиля окнах, по оценкам Елены, относятся к XIX веку, как и деревянные панели. На стенах картины голландских, немецких и французских художников XVI–XVIII веков. Обеденный стол XVI века — самый старый предмет в интерьере. Чтобы занести его в замок, пришлось разобрать окно — настолько он огромный. Справа от камина кресло-кофр XVIII века — раньше такая мебель была в ходу у ростовщиков и менял.

Ренессансный зал с камином XVII века. Цветные стекла в характерных для этого стиля окнах, по оценкам Елены, относятся к XIX веку, как и деревянные панели. На стенах картины голландских, немецких и французских художников XVI–XVIII веков. Обеденный стол XVI века — самый старый предмет в интерьере. Чтобы занести его в замок, пришлось разобрать окно — настолько он огромный. Справа от камина кресло-кофр XVIII века — раньше такая мебель была в ходу у ростовщиков и менял.

Во Франции охранный статус исторического здания – во многом вопрос желания его хозяев. Как только оно попадает в соответствующий реестр, государство освобождает владельцев от налога на недвижимость. “Многие на это попадаются”, – говорит Елена. Подвох в том, что в таком замке ничего нельзя менять. “Если у тебя был один туалет, то так всегда и будет”, – резюмирует проблему декоратор.

Комната для завтраков. “Во французской культуре в той комнате, где завтракают, обычно не обедают и не ужинают”, — говорит Елена. Комната находится в ампирной части замка и обставлена соответствующе. При этом декоратор хотела воссоздать здесь атмосферу “русской интеллигентной квартиры” — из ностальгических побуждений.

Комната для завтраков. “Во французской культуре в той комнате, где завтракают, обычно не обедают и не ужинают”, — говорит Елена. Комната находится в ампирной части замка и обставлена соответствующе. При этом декоратор хотела воссоздать здесь атмосферу “русской интеллигентной квартиры” — из ностальгических побуждений.

У Шато-де-Курсийон, несмотря на почтенный возраст и богатую историю, статуса памятника нет – в нем государство охраняет только камины. Один из них относится к XV веку и, как следует из документов, однажды обогревал заночевавшего в замке короля Людовика XI.

Столовая располагается в бывшей комнате стражников, одной из самых старых в замке — она датируется XIII веком, а свой нынешний вид приобрела два столетия спустя, когда здесь появился камин. Сейчас комната обставлена резной мебелью XIX века в бретонском стиле. Резьба изображает жанровые сценки из жизни крестьян. На столе — фарфоровый сервиз “Голубая луковица” марки Meissen. Остальная посуда — французский фаянс разных эпох.

Столовая располагается в бывшей комнате стражников, одной из самых старых в замке — она датируется XIII веком, а свой нынешний вид приобрела два столетия спустя, когда здесь появился камин. Сейчас комната обставлена резной мебелью XIX века в бретонском стиле. Резьба изображает жанровые сценки из жизни крестьян. На столе — фарфоровый сервиз “Голубая луковица” марки Meissen. Остальная посуда — французский фаянс разных эпох.

В общем, Елена получила свободу действий, а заодно – возможность поработать сразу в разных исторических стилях. “Здесь много такого, чего в нашей обычной городской жизни не бывает”, – говорит она, имея в виду не только парадную столовую в рыцарском зале, но и, например, “звенящий” цвет стен в ампирной части здания.

Прихожая находится в самой новой, ампирной части дома, так что Елена выбрала характерное для этого стиля сочетание цветов — красного, белого и золота.

Прихожая находится в самой новой, ампирной части дома, так что Елена выбрала характерное для этого стиля сочетание цветов — красного, белого и золота.

Замок от и до обставлен антиквариатом, притом что от старого интерьера ничего не осталось. Интерьер хоть и дышит историей, но создавался с чистого листа. “Я очень люблю антиквариат, но, чтобы пойти на Sotheby’s, большого ума не надо – мне нравится покупать интересные вещи дешево”, – говорит декоратор, которая давно следит за небольшими аукционами Западной Европы. Большая часть мебели приехала в замок именно оттуда: пока друзья Елены занимались оформлением купчей, сама она рванула на торги и закупила там целый контейнер мебели.

Спальня в башне XII века. Чтобы попасть сюда, надо подняться по узкой винтовой лестнице, вдоль которой располагаются бойницы — для ­отражения атак неприятеля. Из окна открывается вид на поля, луга, рощицы и дорогу. “Вот-вот появится рыцарь на белом коне, — смеется Елена. — Так мы и сделали эту комнату для принцессы”. Кровать здесь современная, но стилизована под Средневековье.

Спальня в башне XII века. Чтобы попасть сюда, надо подняться по узкой винтовой лестнице, вдоль которой располагаются бойницы — для ­отражения атак неприятеля. Из окна открывается вид на поля, луга, рощицы и дорогу. “Вот-вот появится рыцарь на белом коне, — смеется Елена. — Так мы и сделали эту комнату для принцессы”. Кровать здесь современная, но стилизована под Средневековье.

А когда пришла пора заняться отоплением, нашла резерв для экономии, закупив старинные чугунные радиаторы в местном пункте металлолома. “Там залежи этих батарей по пятьдесят центов за килограмм. Мы уложились в тысячу евро, а в магазине заплатили бы раз в тридцать дороже”.

Фрагмент ренессансного зала. Стены были переобиты тканью в процессе реконструкции. Шкаф для посуды в неоренессансном стиле сделан в XIX веке.

Фрагмент ренессансного зала. Стены были переобиты тканью в процессе реконструкции. Шкаф для посуды в неоренессансном стиле сделан в XIX веке.

Подобные истории, в которых перемешаны полезные советы, выдержки из французских законов и экскурсы в историю, Елена может рассказывать часами. За три года, пока шел ремонт, у нее набрался богатый материал. Сразу видно, что об этом времени она не жалеет: “Это же так интересно!” 

Башня XII века и бассейн XXI. “На территории замка нельзя ничего строить выше полутора метров, поэтому бассейн у нас открытый, а разрешение на его строительство мы получали полтора года”, — рассказывает Елена.

Башня XII века и бассейн XXI. “На территории замка нельзя ничего строить выше полутора метров, поэтому бассейн у нас открытый, а разрешение на его строительство мы получали полтора года”, — рассказывает Елена.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №7 (130) ИЮЛЬ 2014

Комментарии