Дом в Испании по проекту Маттео Туна

Выбор летней резиденции оказался непростым делом для немецкой пары, их взрослой дочери и ее мужа. Им хотелось найти дом на теплом море, в солнечном и тихом месте с хорошим видом и не связываться с долгим строительством. 

Дом спроектирован так, чтобы все помещения и общественной, и частной зоны были обращены к морю. Спальни хозяев расположены на втором этаже, а нижний уровень отведен под дву­светную гостиную, столовую и библиотеку, выходящую на большую террасу. В левой части находятся комнаты для гостей.

Дом спроектирован так, чтобы все помещения и общественной, и частной зоны были обращены к морю. Спальни хозяев расположены на втором этаже, а нижний уровень отведен под дву­светную гостиную, столовую и библиотеку, выходящую на большую террасу. В левой части находятся комнаты для гостей.

Испания подходила по всем параметрам, кроме одного – на рынке недвижимости здесь господствовали неуклюжие стилизации под местную мавританскую архитектуру. Они никак не соответствовали представлению будущих хозяев об идеальном домике на природе.

Главная гостиная выходит на утопленную в объем здания террасу с мягкими креслами. На потолке — люстры Random Light, Moooi. Ковер, Kasthall; диваны Charles и кресла Mart, дизайнер Антонио Читтерио, B&B Italia.

Главная гостиная выходит на утопленную в объем здания террасу с мягкими креслами. На потолке — люстры Random Light, Moooi. Ковер, Kasthall; диваны Charles и кресла Mart, дизайнер Антонио Читтерио, B&B Italia.

Тогда на семейном совете было решено пойти другим путем: купить подходящий участок земли неподалеку от Кадиса (что и было сделано) и вспомнить, где в последний раз всем было очень хорошо. Таким местом оказался отель Vigilius на горном итальянском курорте Лана, оформленный в 2005 году миланской студией Маттео Туна, одного из основателей легендарной дизайнерской группы “Мемфис”.

Центральный холл. Выкрашенный в голубой цвет потолок “отражается” в ковре шведской фирмы Kasthall. Перед огромным ­зеркалом — ­белое кресло La Chaise Чарлза и Рэй Имз, Vitra.

Центральный холл. Выкрашенный в голубой цвет потолок “отражается” в ковре шведской фирмы Kasthall. Перед огромным ­зеркалом — ­белое кресло La Chaise Чарлза и Рэй Имз, Vitra.

“Мы были уверены, что архитектор такого уровня не станет возиться с крошечным частным заказом”, – вспоминает хозяин. Но Тун согласился на встречу и, выслушав все пожелания, предложил возвести дом в духе архитектора Рихарда Нойтры. Этот мастер “интернационального стиля” первой половины XX века строил так, чтобы грань между внутренним и внешним пространством была максимально незаметна.

Большая кухня в правой части дома объединена с обеденной зоной. Кухонная мебель, bulthaup.

Большая кухня в правой части дома объединена с обеденной зоной. Кухонная мебель, bulthaup.

Дом задуман как большая смотро­вая площадка. “Главным для нас был вид на море, террасные сады и оливковые рощи, все остальное – лишь обрамление к нему”, – говорит ­Элиза Картуар из студии Туна, руководив­шая строительством. Но это “обрамление” очень хорошо подходит для дачной жизни небольшой семьи и их многочисленных друзей.

В спальне дочери господствует розовый. Ковер Mums and Asters от американского дизайнера Кима Паркера. Кресло Womb Сhair и табурет по дизайну Эро Сааринена для Knoll.

В спальне дочери господствует розовый. Ковер Mums and Asters от американского дизайнера Кима Паркера. Кресло Womb Сhair и табурет по дизайну Эро Сааринена для Knoll.

Огромные окна и террасы в случае необходимости можно затенить жалюзи, которые управляются с общего пульта. Под полом по всему дому проложены трубы с водой, поддерживающие комфортную температуру около двадцати градусов круглый год. А сочетание местного бежевого камня, африканского темного дерева ироко и бело-синего кафеля, использованное и внутри дома, и во внешней отделке, дает отдых глазу, уставшему от ярких ­красок. Единственная уступка цвету была сделана в спальне дочери: она считает, что розовый просто создан для блондинок.

Ванную от хозяйской спальни отделяют раздвижные двери из матового стекла. Белое кресло Metropolitan, дизайнер Джеффри Бернетт, B&B Italia.

Ванную от хозяйской спальни отделяют раздвижные двери из матового стекла. Белое кресло Metropolitan, дизайнер Джеффри Бернетт, B&B Italia.

Роль лужайки перед домом играет бассейн длиной в половину главного фасада. В него можно нырнуть прямо из двусветной гостиной. С левой стороны пристроен гостевой блок с тремя спальнями и отдельным входом. “Тяжелее всего мне было согласиться с Маттео Туном и не вешать никаких картин на стены, – говорит хозяин дома. – Но теперь я вижу, что он был абсолютно прав. Живопись нарушила бы равновесие, а сейчас здесь все в точности так, как должно быть. ­Настоящее торжество гармонии!”

Чтобы палящее солнце не мешало семейным обедам, над террасой устроен навес из дерева ироко. Он, как и все жалюзи в доме, управляется с цент­рального пульта.

Чтобы палящее солнце не мешало семейным обедам, над террасой устроен навес из дерева ироко. Он, как и все жалюзи в доме, управляется с цент­рального пульта.

Текст: Джоанна Торникрофт

Фото: АНДРЕАС ФОН АЙНЗИДЕЛЬ
опубликовано в журнале №10 (67) октябрь 2008

Комментарии