Юсуповский дворец в Санкт-Петербурге

У Юсуповского дворца странная репутация – известен он прежде всего тем, что здесь убили Григория Распутина. Убийц было четверо, и в своем преступлении они видели историческую миссию – отмыть репутацию император­ской семьи, защитить трон, спасти Отечество.

Парадная лестница Юсуповского дворца. В 1830-е годы над ней работал архитектор Андрей Михайлов, а в период с 1858‑го по 1860  год — Ипполит Монигетти.

Парадная лестница Юсуповского дворца. В 1830-е годы над ней работал архитектор Андрей Михайлов, а в период с 1858‑го по 1860  год — Ипполит Монигетти.

Застрелив Распутина, депутат Государственной думы Владимир Пуришкевич с револьвером в руке подошел к ближайшему городовому и торжественно объявил о случившемся. Городовой пугливо покосился и побежал доносить. Наутро начались не памятники, венки и депутации благодарных граждан, а мутная процедура полицейского дознания.

В нише — мраморная скульптура “Вакх”, конец XVIII века, Италия.

В нише — мраморная скульптура “Вакх”, конец XVIII века, Италия.

Можно было бы сказать, что всем четверым эта история сломала жизнь, если бы через год не рухнула вся эта жизнь в целом. В каком-то смысле им даже повезло. Опальный Феликс Юсупов очутился на юге России задолго до того, как туда хлынули толпы беженцев, гражданская война, голод, вши и тиф. А ссыльный великий князь Дмитрий Павлович навсегда уехал за границу пассажиром вагона класса люкс.

Гобеленовая гостиная была оформлена швейцарским архитектором Бернаром Симоном в 1840-е годы.

Гобеленовая гостиная была оформлена швейцарским архитектором Бернаром Симоном в 1840-е годы.

И все же памятник от спасенных соотечественников они получили – в 1917 году благодарные граждане дворец не сожгли, не снесли и даже почти не разграбили. Уже в 1919 году сюда была протоптана народная тропа экскурсий. Дворец же в целом передали под культурные ­нужды работникам просвещения (а ведь могли запустить сюда пионеров, как в Аничков, или советских отдыхающих, как в Ливадийский и Каменноостровский).

Спальня княгини создавалась в три этапа. В 1830-е годы здесь работал Андрей Михайлов, в 1858–1860‑м Ипполит Монигетти, а в 1890‑е — Александр Степанов.

Спальня княгини создавалась в три этапа. В 1830-е годы здесь работал Андрей Михайлов, в 1858–1860‑м Ипполит Монигетти, а в 1890‑е — Александр Степанов.

Конечно, памятник получился парадоксальным. С одной стороны, это место преступления. Вот сводчатая столовая – здесь старца кормили пирожными, начиненными цианистым калием. Вот восьмиугольная туалетная и малый вестибюль – отсюда жертва рванула во двор... А с другой стороны, дворец – это шедевр русской архитектуры.

Фрагмент Туалетной комнаты княгини.

Фрагмент Туалетной комнаты княгини.

Юсуповы купили его в 1830 году у своей родственницы графини Александры Васильевны Браницкой, после чего неустанно благоустраивали. Сначала архитектор-классицист Андрей Михайлов пристроил с восточной стороны здания новый трехэтажный корпус и превратил разрозненные дворовые флигели в цельный комплекс с картинной галереей и домашним театром.

Помпейский коридор. Интерьер разработан Ипполитом Монигетти, росписи выполнены Федором Михайловым.

Помпейский коридор. Интерьер разработан Ипполитом Монигетти, росписи выполнены Федором Михайловым.

Затем в 1840–1860 годах Бернар Симон и Ипполит Монигетти переделали его интерьеры в духе тогдашних архитектурных веяний: неоренессанса, нео­рококо и неоклассицизма. В конце XIX века под началом архитектора Александра Степанова фамильное гнездо князей Юсуповых было электрифицировано, оснащено водяным отоплением, водопроводом и канализацией.

Над интерьером Персидской комнаты (она известна также как Восточный будуар) в 1858–1860 годы работал Ипполит Монигетти, а в 1890‑е — Александр Степанов.

Над интерьером Персидской комнаты (она известна также как Восточный будуар) в 1858–1860 годы работал Ипполит Монигетти, а в 1890‑е — Александр Степанов.

Последними, кто приложил руку к облику дворца, стали архитектор Андрей Белобородов и будущие советские знаменитости Сергей Чехонин и Николай Тырса. В начале ХХ века они обновили апартаменты первого этажа для Феликса Юсупова и его жены Ирины. Эти апартаменты представляют собой как бы отдельную квартиру внутри громадного здания. Юсупов называл ее “гарсоньеркой” и предпочитал жить именно здесь.

Фрагмент Малой белой гостиной, служившей кабинетом княгине Татьяне Юсуповой.

Фрагмент Малой белой гостиной, служившей кабинетом княгине Татьяне Юсуповой.

Выглядела она как хорошая квартира в новом доходном доме на Петроградской стороне: небольшие комнаты, модный модерновый интерьер. Ее хозяином мог бы быть какой-нибудь молодой адвокат, вложивший в недвижимость первые уверенные гонорары. Или молодой банкир со вкусом. Однако князь Юсупов – не юрист и не финансист. Он человек не просто состоятельный, а вызывающе богатый. Его предки выдвинулись еще при Иване Грозном и все последующие столетия, богатые ­дворцовыми переворотами, умудрились ни разу не попасть в опалу. Родители Феликса объединили свои фамилии и превратились в чету князей Юсуповых графов Сумароковых-Эльстон. Это уже не просто хорошая родословная. Это карикатура. Что и отметили Ильф и Петров: неутомимому халтурщику Ляпис-Трубецкому в газете советуют взять псевдоним Юсупов-Сумароков-Эльстон.

Мавританская гостиная была оформлена в 1858–1860 годы, когда во дворце работал Ипполит Монигетти. Тридцать лет спустя интерьер был видоизменен Александром Степановым.

Мавританская гостиная была оформлена в 1858–1860 годы, когда во дворце работал Ипполит Монигетти. Тридцать лет спустя интерьер был видоизменен Александром Степановым.

Юсуповский дворец – тоже, если разобраться, карикатура. Он чрезмерен во всем. Начиная с 1830-х годов он послушно впитывал в себя все интерьерные моды – от исторических подражаний эклектики до душного уюта и технических новинок викторианского стиля.

Встроенный диван изготовлен петербургскими краснодеревщиками во второй половине XIX века.

Встроенный диван изготовлен петербургскими краснодеревщиками во второй половине XIX века.

“Мавританские” залы, тяжелый мрамор парадной лестницы, алый плюш домашнего театра… Вероятно, в 1919 году пролетарии-экскурсанты (если верить тем же Ильфу и Петрову) гуляли по этим залам и вздыхали: “Жили же люди!” Но когда видишь все это, становится ясно: жить здесь нельзя. Потому-то Феликс Юсупов и выгородил себе во дворце несколько комнат и заказал “человекообразные” интерьеры. Собственно, Распутина привели и начали убивать именно здесь, в гарсоньерке. А куда еще его было вести?

Малая гостиная Ирины Юсуповой (Серебряный будуар), архитектор Андрей Белобородов. Роспись по сусальному серебру выполнена Владимиром Конашевичем, плафон расписал Сергей Чехонин.

Малая гостиная Ирины Юсуповой (Серебряный будуар), архитектор Андрей Белобородов. Роспись по сусальному серебру выполнена Владимиром Конашевичем, плафон расписал Сергей Чехонин.

Туалетная княгини (Фарфоровый будуар). Полукруглый диван второй половины XIX века предположительно сделан во  Франции.

Туалетная княгини (Фарфоровый будуар). Полукруглый диван второй половины XIX века предположительно сделан во  Франции.

Потолок в Туалетной княгини. Люстра в виде корзины с цветами из фарфора и бронзы. ­Западная Европа, конец XIX века.

Потолок в Туалетной княгини. Люстра в виде корзины с цветами из фарфора и бронзы. ­Западная Европа, конец XIX века.

Фрагмент лепного декора с монограммой княгини Татьяны Юсуповой в Малой белой гостиной.

Фрагмент лепного декора с монограммой княгини Татьяны Юсуповой в Малой белой гостиной.

Текст: Юлия Яковлева

Комментарии