Дом на Лонг-Айленде по дизайну Тони Баратты

В новом проекте декоратора Тони Баратты, доме на Лонг-Айленде, смешано много стилей — от американской и английской классики до его собственных индивидуальных и узнаваемых приемов.

Гостиная стала центральным помещением дома. Высота потолка здесь 6,5 метра, и стены выкрашены в разные оттенки голубого — в зависимости от того, с какой стороны (южной или восточной) на них падает свет.

Гостиная стала центральным помещением дома. Высота потолка здесь 6,5 метра, и стены выкрашены в разные оттенки голубого — в зависимости от того, с какой стороны (южной или восточной) на них падает свет.

Дом, о котором идет речь, Баратта спроектировал с нуля. Заказчики, пожилая семейная пара, хотели получить элегантный и просторный особняк “в классическом американском стиле”, но адаптированный для нужд ХХI века и удобный для приема гостей – детей, внуков и друзей.

Лестничный холл. Компас на полу — роспись по эскизам Баратты. Ниша, в которой стоят напольные часы, была придумана после того, как клиенты купили эти самые часы в Лондоне.

Лестничный холл. Компас на полу — роспись по эскизам Баратты. Ниша, в которой стоят напольные часы, была придумана после того, как клиенты купили эти самые часы в Лондоне.

Баратта, который сам живет по соседству и хорошо знает архитектуру Лонг-Айленда, взялся за заказ с удовольствием. Но, придя осматривать участок – очень зеленый, заросший множеством вишневых деревьев, выходящий на одну из многочисленных бухт, которыми изрезано побережье полуострова, – неожиданно решил вдохновляться архитектурой другого знаменитого загородного анклава Америки, Саутгемптона.

Ниша в столовой была создана специально для того, чтобы разместить трехметровую антикварную консоль, которую заказчики Баратты импульсивно купили в Англии. Стены ниши выложены плиткой в делфт­ском стиле, созданной по эскизам дизайнера.

Ниша в столовой была создана специально для того, чтобы разместить трехметровую антикварную консоль, которую заказчики Баратты импульсивно купили в Англии. Стены ниши выложены плиткой в делфт­ском стиле, созданной по эскизам дизайнера.

“Там много зданий периода, который я очень люблю, – рубежа XIX–XX веков. Они большие, с размахом сделанные, окружены газонами и стрижеными изгородями. Я понял, что моим клиентам такая стилистика идеально подойдет”, – рассказывает дизайнер.

Библиотека, она же бар, оформлена строго и по-мужски. На полу ковер, изображающий игру в гольф в шотландском Сент‑Эндрюсе.

Библиотека, она же бар, оформлена строго и по-мужски. На полу ковер, изображающий игру в гольф в шотландском Сент‑Эндрюсе.

Он спроектировал обширный особняк, состоящий из двух жилых корпусов, соединенных галереей, в которой разместились общественные зоны. Баратта придумывал дом “изнутри наружу”: сначала – огромную гостиную с потолками высотой 6,5 метра и двумя симметричными каминами.

Из зимнего сада (он же — маленькая гостиная) можно пройти прямо в столовую. Баратта поставил здесь кресла с бамбуковым каркасом, которые очень любит.

Из зимнего сада (он же — маленькая гостиная) можно пройти прямо в столовую. Баратта поставил здесь кресла с бамбуковым каркасом, которые очень любит.

“Два камина – это один из моих секретов, – улыбается он. – Они уравновешивают комнату и позволяют очень логично размещать посадочные места”. Имеется еще и большая овальная столовая, на которой дизайнер настаивал: “Я как-то раз уже сделал овальную столовую – мне дико понравилось, и я все ждал случая повторить!”

Спальня хозяев. Кровать из красного дерева сделана по эскизам Баратты. Над ней висит неожиданно современная картина, изображающая вид на море — почти такой же, как открывается из окон напротив кровати.

Спальня хозяев. Кровать из красного дерева сделана по эскизам Баратты. Над ней висит неожиданно современная картина, изображающая вид на море — почти такой же, как открывается из окон напротив кровати.

Когда проект был уже практически готов, Баратта с клиентами отправился в Лондон – покупать мебель. Пара-тройка приобретенных там предметов привели к изменениям в планировке дома – иначе невозможно было пристроить шкаф в георгианском стиле или трехметровой длины консоль из красного дерева.

Ванная комната при спальне хозяев. Как и все остальные ковры в доме, этот выткан на заказ по эскизам Баратты.

Ванная комната при спальне хозяев. Как и все остальные ковры в доме, этот выткан на заказ по эскизам Баратты.

Эта “подгонка” архитектуры под конкретный предмет – характерный пример того, как Баратта работает в принципе. Его проекты наполнены вещами, сделанными на заказ по его эскизам. “Мне приходят в голову всякие безумные идеи, и я ищу людей, которые могут их воплотить. У меня по всей стране “агентурная сеть ремесленников”. Примеры в этом интерьере – пожалуйста: плитка на стенах гостиной в делфтском стиле, расписанная уточками, мельницами и лодочками. Лодочки – дань теме воды, которая в доме на берегу обязательна.

Еще одна деталь ванной при спальне хозяев — подстолье под раковины, сделанное из состаренной вишни.

Еще одна деталь ванной при спальне хозяев — подстолье под раковины, сделанное из состаренной вишни.

“Из окон второго этажа тут виден океан, так что я насытил интерьер оттенками голубого и синего”, – объясняет Баратта. Мог бы просто честно сказать, что сохраняет верность своему стилю – стилю, который и его заказчикам, и нашему журналу очень нравится.

Входной вестибюль. Арки и лепнину Баратта проектировал по мотивам работ архитекторов бюро McKim, Mead & White, которые построили ряд значительных зданий в Нью-Йорке на рубеже ХIХ и ХХ веков.

Входной вестибюль. Арки и лепнину Баратта проектировал по мотивам работ архитекторов бюро McKim, Mead & White, которые построили ряд значительных зданий в Нью-Йорке на рубеже ХIХ и ХХ веков.

Текст: Дорис Шеврон

Фото: марк роскамс
опубликовано в журнале №9 (132) СЕНТЯБРЬ 2014

Комментарии