Квартира в Париже

Ольга Баженова

О жизни Ольги Баженовой впору снимать фильм. Причем зачин у него будет в духе советских фильмов о жизни советской интеллигенции, а продолжением станет пересказанная на новый лад история русской красавицы, покорившей Париж.

Ольга появилась на свет в Омске. Ее родители работали на местном металлургическом предприятии, однако имели увлечения, выходившие далеко за рамки профессиональных: Баженов-старший не только интересовался искусством, но и сам занимался живописью. “Дома у нас всегда было много книг по искусству, постоянно играла музыка”, – вспоминает Ольга.

Гостиная. Стеклянный столик по дизайну Дэнни Лейна. Ковер, Nobilis. Белый диван и кресло 1980-х годов куплены в парижской галерее Italian Gallery. Бронзовый табурет создан Фрэнком Эвену специально для Ольги.

Гостиная. Стеклянный столик по дизайну Дэнни Лейна. Ковер, Nobilis. Белый диван и кресло 1980-х годов куплены в парижской галерее Italian Gallery. Бронзовый табурет создан Фрэнком Эвену специально для Ольги.

Потом отца перевели в Москву, где они с дочерью не вылезали из Пушкинского музея и Третьяковки. После школы Ольга поступила в Плехановский институт, и с этого момента в ее биографии начинается часть вторая: в вузе она познакомилась со своим будущим мужем Жан-Пьером Видалем и в 1983-м переехала в Париж. “Я была ослеплена этим городом, – вспоминает она. – Меня поразила его архитектура. Я, конечно, видела все эти здания на фотографиях, но для меня это были просто красивые картинки – я и представить себе не могла, что все это существует на самом деле”.

Столовая. Стол, стулья и комод сделаны по дизайну Фрэнка Эвену. Рогатые бра куплены Ольгой еще в середине 1980-х годов. Напольный светильник слева — по дизайну Элизабет Гаруст. Она же создала маску, украшающую каминную полку. Светильник у окна — модель, разработанная Марком Бразье-Джонсом.

Столовая. Стол, стулья и комод сделаны по дизайну Фрэнка Эвену. Рогатые бра куплены Ольгой еще в середине 1980-х годов. Напольный светильник слева — по дизайну Элизабет Гаруст. Она же создала маску, украшающую каминную полку. Светильник у окна — модель, разработанная Марком Бразье-Джонсом.

Сейчас Ольга живет в доме XIX века неподалеку от парка Монсо и находится в полном восторге от своей квартиры с высокими потолками, кружевной лепниной и камином из темного мрамора в гостиной: “Она безупречна. К тому же в ней прекрасно смотрятся современные дизайнерские вещи, а они – ключевая составляющая моего стиля”.

Фрагмент гостиной. Шкафчик из патинированного металла и терракоты Garouste & Bonetti — самая первая дизайнерская покупка Ольги. Этот же дизайнерский дуэт разработал красное кресло справа, а пятнистое кресло и светильник за ним — сольная работа Элизабет Гаруст. На стене — картина Système работы Соли Сиссе, 2010 год.

Фрагмент гостиной. Шкафчик из патинированного металла и терракоты Garouste & Bonetti — самая первая дизайнерская покупка Ольги. Этот же дизайнерский дуэт разработал красное кресло справа, а пятнистое кресло и светильник за ним — сольная работа Элизабет Гаруст. На стене — картина Système работы Соли Сиссе, 2010 год.

Баженова говорит, что является сторонницей “современного барокко”. Любит избыточность и дорогие материалы, особенно бронзу и золото, объясняя эту страсть французской поговоркой Il faut se dorer pour se faire adorer – “Чтобы тебя обожали, надо быть в золоте с ног до головы”.

Фрагмент гостиной. Розовое кресло Vingt Ans с каркасом, покрытым розовым золотом, по дизайну Маттиа Бонетти. У стены позолоченный шкафчик по дизайну Аласдера Оуэн-Кука, а над ним картина Le Cavalier Джеймса Куаньяра, 1971 год. Двойной столик с позолоченными столешницами под названием Guéridon Deux Plateaux сделан Эриком Робином.

Фрагмент гостиной. Розовое кресло Vingt Ans с каркасом, покрытым розовым золотом, по дизайну Маттиа Бонетти. У стены позолоченный шкафчик по дизайну Аласдера Оуэн-Кука, а над ним картина Le Cavalier Джеймса Куаньяра, 1971 год. Двойной столик с позолоченными столешницами под названием Guéridon Deux Plateaux сделан Эриком Робином.

Еще Ольга по семейной традиции интересуется искусством – водит дружбу с Жаком Виллегле и коллекционирует работы Алексея Беглова, Анатолия Белкина, Кати Зубченко и Соли Сиссе. А от искусства недалеко и до дизайна.

На каминной полке — керамическая “Катрина”, непременный атрибут мексиканского Дня мертвых.

На каминной полке — керамическая “Катрина”, непременный атрибут мексиканского Дня мертвых.

Интерес к нему начался спонтанно. В середине восьмидесятых годов она заприметила в витрине парижской галереи Neotu шкафчик по дизайну Гаруст и Бонетти и загорелась желанием его купить. “Я знать ничего не знала о дизайне, но эта вещь меня покорила, – вспоминает Ольга. – Мне не хватало денег, пришлось брать кредит, а потом я увидела витрину из той же коллекции и поняла, что пропала”.

Фрагмент главной спальни. Столик из сикаморы и бронзы сделан Фрэнком Эвену специально для Ольги. Ваза в виде ступни, Fornasetti. Зеркало по дизайну Фредерика Моррелла.

Фрагмент главной спальни. Столик из сикаморы и бронзы сделан Фрэнком Эвену специально для Ольги. Ваза в виде ступни, Fornasetti. Зеркало по дизайну Фредерика Моррелла.

Сейчас этот шкаф стоит в гостиной в окружении множества других, не менее примечательных, вещей. За прошедшие годы Ольга успела не только сама собрать серьезную коллекцию дизайнерских вещей, но и стать профи в этой области. Сейчас она консультирует начинающих коллекционеров, помогает оформлять интерьеры, а также сотрудничает с самими дизайнерами, совместно с ними разрабатывая штучные предметы. “Фактически она делает ту же работу, что и галеристы, – говорит один из ее любимых дизайнеров Фрэнк Эвену. – Мне нравится с ней работать – она заражает своей энергией и заставляет держать форму”.

Фрагмент гостиной. Картина Illusion Соли Сиссе, 2007 год. На консольном столике по дизайну Фрэнка Эвену — проволочный подсвечник по дизайну Мари Кристоф и лампа из полированной бронзы по дизайну Мэтта Синдалла. Справа — витрина Garouste & Bonetti, одна из первых покупок Ольги.

Фрагмент гостиной. Картина Illusion Соли Сиссе, 2007 год. На консольном столике по дизайну Фрэнка Эвену — проволочный подсвечник по дизайну Мари Кристоф и лампа из полированной бронзы по дизайну Мэтта Синдалла. Справа — витрина Garouste & Bonetti, одна из первых покупок Ольги.

Периодически Ольге приходится выбирать между личной привязанностью к вещам и деловыми интересами. И явно не в пользу последних. Особенно когда речь заходит про тот самый шкаф по дизайну Элизабет Гаруст и Маттиа Бонетти. “Аукционные дома несколько раз обращались ко мне с просьбой продать его, но я никогда с ним не расстанусь. С него все началось. Теперь он частица моего сердца”.

Гостевая спальня. В изголовье картина Agriculture работы Соли Сиссе, 2010 год. Шкаф Armadio della Sposa сделан по дизайну Андреа Сальветти.

Гостевая спальня. В изголовье картина Agriculture работы Соли Сиссе, 2010 год. Шкаф Armadio della Sposa сделан по дизайну Андреа Сальветти.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №8 (131) АВГУСТ 2014

Комментарии