Квартира модельера в Колумбии

Имя Нэнси Гонсалес знает каждая женщина, неравнодушная к сумочкам: яркие объемистые баулы и элегантные клатчи из крокодиловой кожи, питона и страуса, всегда яркие и броские, привлекают внимание на красных дорожках в неменьшей степени, чем их звездные владелицы (среди которых числятся, к примеру, сестрички Олсен).

Нэнси Гонсалес на террасе, которая фактически опоясывает первый этаж ее квартиры в Колумбии.

Нэнси Гонсалес на террасе, которая фактически опоясывает первый этаж ее квартиры в Колумбии.

От дома Нэнси ждешь такой же яркости. Однако квартира модельера, расположенная в городке в предгорьях Анд, не кричит о роскоши, а говорит о ней томно, вполголоса. “Я люблю интенсивные цвета, но жить предпочитаю в более спокойной обстановке, без лишнего визуального шума”, – объясняет Гонсалес. Она также против излишней формальности и помпезного декора – уют в доме, по ее словам, создают свободно бегающие повсюду и играющие внуки.

Фрагмент гостиной. Над сделанным на заказ диваном висит фотография Кандиды Хофер. Винтажные торшеры по дизайну Гаэтано Сколари (слева) и марки Stilnovo. Журнальные столики по дизайну Ива Кляйна, на них стоят золотые предметы доколумбовой эпохи. Бронзовые стульчики работы Клода Лаланна.

Фрагмент гостиной. Над сделанным на заказ диваном висит фотография Кандиды Хофер. Винтажные торшеры по дизайну Гаэтано Сколари (слева) и марки Stilnovo. Журнальные столики по дизайну Ива Кляйна, на них стоят золотые предметы доколумбовой эпохи. Бронзовые стульчики работы Клода Лаланна.

Шесть лет назад она задумала создать в своей родной Колумбии семейное гнездо, способное убедить ее сына Сантьяго (он – президент ее компании) и дочь Кристину, живущую в Майами с мужем и детьми, приезжать домой почаще, оставаться подольше и суетиться поменьше. Все комнаты должны были быть открыты для всех – для Колумбии, где традиции светского этикета довольно строги, это необычно.

Столовая. Стол, стулья и ковер по дизайну Жан-Луи Денио. Люстра работы Эрве ван дер Стратена. Картина Джейсона Мартина.

Столовая. Стол, стулья и ковер по дизайну Жан-Луи Денио. Люстра работы Эрве ван дер Стратена. Картина Джейсона Мартина.

Купив квартиру площадью в полторы тысячи метров, Гонсалес обратилась к Жан-Луи Денио: она побывала в гостях у дизайнера в Шантильи, и его стиль произвел на нее неизгладимое впечатление. Денио сразу понравилась идея свободного пространства, где помещения перетекали бы друг в друга. “Нэнси не фанатка дверей и стен, она не любит ограничений”, – отмечает он.

У подножия лестницы, ведущей из прихожей на второй этаж, стоит скульптура Мишель Ока Донер.

У подножия лестницы, ведущей из прихожей на второй этаж, стоит скульптура Мишель Ока Донер.

В плане, который он разработал, помещения сливаются друг с другом, почти как в лофте, внешние стены стеклянные и множество раздвижных дверей, так что основной этаж квартиры естественно объединяется с окружающей террасой. Чтобы подчеркнуть отсутствие границ между домом и улицей, и терраса, и пол в квартире выложены французским известняком. Интерьер кажется почти невесомым, чему способствуют лаконичная архитектура и сдержанная цветовая палитра, предложенная Жан-Луи.

Спальня хозяйки. На стене бронзовый барельеф 1970‑х годов работы Кёртиса Жере. Диван, Modénature. Слева настольная лампа работы Вилли Даро, справа торшер Филиппа Икили. Ковер по дизайну Денио.

Спальня хозяйки. На стене бронзовый барельеф 1970‑х годов работы Кёртиса Жере. Диван, Modénature. Слева настольная лампа работы Вилли Даро, справа торшер Филиппа Икили. Ковер по дизайну Денио.

“Нэнси одновременно минималистка и максималистка, – говорит Денио. – Ей нравится, когда пространство пустое и просторное. Но она также обожает роскошные материалы и чувственные фактуры”. Материалы и фактуры Нэнси требовала иногда весьма экзотические: так, стены домашнего кинотеатра обтянуты тканью из конского волоса. “Не припомню, чтобы кто-то у меня такое просил”, – улыбается Денио. Крокодиловая кожа тоже присутствует: ею покрыты две оттоманки в гостиной и отделан лифт – туда пошли, кстати, обрезки от хозяйского сумочного производства.

У бассейна на террасе стоят кувшины доколумбовой эпохи. Шторы из ткани, Perennials.

У бассейна на террасе стоят кувшины доколумбовой эпохи. Шторы из ткани, Perennials.

Еще один фирменный материал Нэнси, золото, введен в квартиру точечными элегантными инъекциями. В гостиной на столиках по дизайну Ива Кляйна лежат золотые украшения доколумбовой эпохи. Где-то сделаны золотые дверные ручки; в спальне на стене висит барельеф из золотистой бронзы работы Кёртиса Жере, в гостиной – золотой гобелен, специально вытканный колумбийской художницей и подругой Нэнси Ольгой де Амарал.

Фрагмент гостиной на первом этаже квартиры. Ковер и кресло по дизайну Денио. Торшер винтажный, ампирная кушетка куплена на рынке Клиньянкур в Париже. Золотой гобелен работы колумбийской художницы Ольги де Амарал.

Фрагмент гостиной на первом этаже квартиры. Ковер и кресло по дизайну Денио. Торшер винтажный, ампирная кушетка куплена на рынке Клиньянкур в Париже. Золотой гобелен работы колумбийской художницы Ольги де Амарал.

В центре гостиной стоит самый любимый Гонсалес предмет мебели – огромная ампирная кушетка, которую Денио нашел на парижском блошином рынке Клиньянкур. Денио говорит, что она парадоксальным образом объединяет разные элементы декора, связывая классику и современность. Гонсалес утверждает, что кушетка воплощает все, что она хотела видеть в интерьере: и стиль, и удобство, и уют. “Вокруг этой кушетки мы непременно собираемся после ужина: в руке коктейль, сидим и смотрим на пейзаж”, – говорит Сантьяго. Который, что характерно, теперь гораздо больше времени проводит дома у мамы.

Бассейн на террасе. Рядом устроена зеленая стена из орхидей и посажена олива в кадке.

Бассейн на террасе. Рядом устроена зеленая стена из орхидей и посажена олива в кадке.

Текст: Митчелл Оуэнс
Продюсер: Карлос Мота

Фото: анита калеро
опубликовано в журнале №8 (131) АВГУСТ 2014

Комментарии