Квартира ювелира в Нью-Йорке

Ювелир Джон Харди и его жена Синтия

Когда люди привыкают жить за городом, заманить их в каменные джунгли дело не из легких. Американский ювелир и дизайнер Джон Харди и его жена (и деловой партнер) Синтия привыкли жить не просто “за городом”, а среди естественной природы – на острове Бали. Однако Джон и Синтия не только супруги и коллеги, но и счастливые родители двух дочерей (кстати, одна из них, Элора Харди, владеет архитектурным бюро и строит на Бали бамбуковые виллы. Мы публиковали недавно ее проект: Бамбуковый дом на острове Бали).

Гостиная. Люстра и стол спроектированы Джоном Харди и Альдо Ландвером. У стены — деревянные детали из тайского храма. Кресла по дизайну  Ханса Вегнера.

Гостиная. Люстра и стол спроектированы Джоном Харди и Альдо Ландвером. У стены — деревянные детали из тайского храма. Кресла по дизайну  Ханса Вегнера.

Несколько лет назад им стало очевидно: чтобы сделать жизнь дочерей более разнообразной, их нужно вывозить в Нью-Йорк. Первое время семейство снимало разные квартиры, но не переставало мечтать о месте, где все было бы устроено так, как им нравится. Им нужно было городское жилье, где можно было бы “изобразить” близость к природе. “Я ненавижу все искусственное, – говорит Харди. – Предметы из натуральных материалов создают вокруг себя полезную для души атмосферу”.

Гостиная. Стулья из кожи и пальмового дерева спроектированы Джоном Харди, деревянная панель на стене привезена из Азии.

Гостиная. Стулья из кожи и пальмового дерева спроектированы Джоном Харди, деревянная панель на стене привезена из Азии.

Квартира нашлась в доме Ansonia в Верхнем Вест-Сайде. Когда-то это здание, построенное в конце XIX века, было роскошным отелем. Квартира, которая понравилась семейству Харди, оказалась на рынке почти случайно – бывшие хозяева испугались событий 11 сентября и сбежали из города. Харди перехватили лакомый кусочек ­недвижимости и вместе с архитектором Энн Лесли Уоррен ­решили как следует там все отреставрировать – восстановить планировку, паркет и лепнину. Работа потребовала от них бесконечного терпения: ремонт длился пять лет!

Медная ванна по дизайну Джона Харди и Альдо Ландвера стоит прямо в хозяйской спальне.

Медная ванна по дизайну Джона Харди и Альдо Ландвера стоит прямо в хозяйской спальне.

Результат, однако, стоил того. Историческая архитектура теперь служит обрамлением для необычной мебели, собранной и частично спроектированной Харди и его соавтором, скульптором Альдо Ландвером. В гостиной на высоченном потолке висит металлическая люстра по дизайну хозяина, а под ней стоят культовые кресла Ханса Вегнера. Медную ванну спроектировал Харди, и он же украсил все ручки в доме гравировкой – на двери в спальню это сцены из Камасутры, на входной – изображение приносящего удачу слона Ганеши.

Спальня хозяев. Полы сделаны из тика. На антикварных китайских шкафах стоят корзины c острова Борнео. Изголовье кровати — полированные корни фигового дерева.

Спальня хозяев. Полы сделаны из тика. На антикварных китайских шкафах стоят корзины c острова Борнео. Изголовье кровати — полированные корни фигового дерева.

Дизайнерские вещи соседствуют с огромным количеством этнических раритетов. Идолы из тайских храмов, марокканские сундуки, ковры-икаты, китайские шкафчики – все это чувствует себя в наполненной солнцем квартире очень гармонично. Харди утверждает, что секрет их домашнего уюта – обилие дерева, но не полированного, а покрытого воском: Джон не признает никакого другого и из-за этого даже поругался с паркетчиками. Но Харди не идет на компромиссы в борьбе за естественность – он глубоко убежден, что хороши только природные вещи. “Нет ничего красивее, чем старый ­кокос”, – уверяет он. Когда видишь вазу с серебряной окантовкой, которую Джон сделал из этого кокоса, с ним трудно не согласиться. А интерьер его квартиры – по сути такой же “кокос” с элегантной ювелирной отделкой – убеждает, что принцип “работает” не только для предметов, но и в пространстве. 

Фрагмент столовой. На лакированном китайском шкафчике стоят вазы из половинок кокоса, созданные Харди. На стене — икат, привезенный из ­Индонезии.

Фрагмент столовой. На лакированном китайском шкафчике стоят вазы из половинок кокоса, созданные Харди. На стене — икат, привезенный из ­Индонезии.

Текст: Пенелопа Роулендc

Фото: тим стрит-портер
опубликовано в журнале №1 (69) январь 2009

Комментарии