Черно-белая квартира в центре Парижа

Эммануэль Боссюэ и Мари-Лор Белланже

На счету у Эммануэля Боссюэ много разных проектов – он разрабатывал дизайн керамической плитки, обоев, тканей, посуды, даже ширму для Lalique однажды сделал. Но у всех произведений уроженца Бретани, живущего в Париже с семнадцати лет, есть общая черта: строгая черно-белая графичность изображения. Квартира Боссюэ, которую он делит с возлюбленной (и по совместительству коллегой по дизайн-бюро ЕЕМ Studio) Мари-Лор Белланже, не стала исключением.

Молодая дизайнерская пара купила квартиру в Десятом округе Парижа в 2011 году, после почти года поисков. “Нам хотелось чего-то особенного: пространства, которое бы нас вдохновляло и могло меняться, но одновременно служило бы оформлением для тех предметов, которые мы уже напроектировали. Вроде обитой бархатом коробочки для драгоценностей”, – объясняет Боссюэ.

Библиотека. Черный обеденный стол, Habitat. Журнальный стол под ним — винтажный. Стулья по дизайну Гарри Бертойи, Knoll. Камин и зеркало над ним — детали оригинального интерьера квартиры. Антикварное бюро рядом с камином — мебель из семейной коллекции. Лампа-звезда под ним сделана из чешского стекла по эскизам Боссюэ. Потолочный светильник Semi по дизайну Клауса Бондерупа и Торстена Торупа.

Нужная квартира нашлась в доме, построенном в эпоху Османа, неподалеку от квартала Маре. “Она ­хороша тем, что ­занимает целиком этаж небольшого дома, так что, при всех прелестях османовского стиля, в ней нет длиннющих коридоров и потолки не запредельно высокие. Нам хотелось жить в историческом здании, но гулкой пустоты, которая им иногда присуща, мы стремились избежать, – объясняет Эммануэль. – Эта квартира как раз нужного нам компактного размера – и идеальна по стилю”.

Фрагмент столовой. Ансамбль плетеной мебели Camera Work, Ascète. На каминной полке тарелки Cornucopia из лиможского фарфора по дизайну Боссюэ.

К стилю новые хозяева-дизайнеры отнеслись трепетно и сохранили максимум исторических деталей, благо сменившая за сто двадцать лет всего трех хозяев квартира была в неплохом состоянии. Ничего особенного не пришлось делать ни с паркетом, ни с каминами, ни с лепниной на потолках.

Столовая. На стене обои Dandelion по эскизам Боссюэ. На винтажном столике стоит лампа Pavilion, Ascète, и матрешки по дизайну Мартина Маржелы. Через открытую дверь видна спальня хозяев.

Ремонт длился шесть месяцев и был связан с техническими вопросами вроде электрики и минимумом функциональных переделок: так, две маленькие спальни превратились в кабинет, а один из туалетов – в гардеробную. Все стены были выкрашены матовой краской: по мнению хозяев, она выгодно подчеркивает старый декор.

Библиотека. Манекены по дизайну Эммануэля Боссюэ, Stockman. Лампа-шар Mist его же авторства стоит на винтажном столике в виде игральной кости.

А вот цвет краски – это уже отдельное дизайнерское дело. Желая, чтобы квартира была не только местом для жизни, но и своеобразной визитной карточкой его дизайна, Боссюэ выдержал интерьер целиком в своих любимых черном и белом цветах. Встречает гостей черный: в него выкрашены стены прихожей, библиотеки и кабинета. Гостиная, столовая и другие жилые пространства оставлены белыми. И черный, и белый служат отличным фоном для эклектичной мебели.

Вид из прихожей на столовую. Манекен, Stockman, по дизайну Боссюэ, украшен стразами Swarovski. Винтажная консоль, на ней ваза по дизайну Вернера Пантона. В столовой стол и стулья Scale, Ascète. Над ними лампа-звезда по дизайну хозяина квартиры.

Ванная и кухня украшены плиткой по эскизам Боссюэ, стены столовой оклеены обоями его же работы и по всей квартире расставлены портновские манекены (тоже черно-белые, само собой), которые хозяева спроектировали для марки Stockman. Лиможский фарфор от Ascète, люстры-звезды, журнальные столики и консольные столы – все эти элементы интерьера тоже созданы Эммануэлем и Мари-Лор. Компанию им составляют предметы по дизайну “классиков середины ХХ века”: Уоррена Платнера, Гарри Бертойи, Чини Боэри.

Французские окна в библио­теке ведут на небольшой балкон.

“Самое уютное место в квартире пока что библиотека, – говорит Боссюэ. – Здесь мы проводим больше всего времени. Столовую обжить по-настоящему пока как-то не получается. Но мы не сдаемся: придумаем, зачем ее использовать. Может, поставим стол для рулетки – я азартный игрок. Но такой, знаете, трансформируемый, чтобы при появлении на пороге полиции сразу превращался обратно в обеденный!” 

Кухня. Шкафчики, IKEA. Плитка Bussaco по эскизам Боссюэ.

Ну а кроме шуток, Боссюэ и Белланже планируют выпускать свою линию мебели и ковров, делать интерьеры, даже модой заниматься. “Хорошая квартира – как отлично скроенный пиджак: идеально на вас сидит”, – уверяет Эммануэль. И похоже, он знает, о чем говорит.

Ванная. Ванна, Jacob Delafon, фурнитура, Lefroy Brooks. Плитка Bussaco по эскизам Боссюэ.

Текст: Доминик Брэдбери

читайте также

Комментарии