Субъект культа: Тони Дюкетт

В истории дизайна много персонажей, про которых говорят: “Это легенда”. В случае с американским декоратором Тони Дюкеттом такие громкие слова можно произнести с полным основанием.

Тони Дюкетт в своей  студии в Лос-Анджелесе, 1945 год. Обстановка напоминает лавку старь­евщика — декоратор считал, что в его художественном хозяйстве “все сгодится”.

Тони Дюкетт в своей  студии в Лос-Анджелесе, 1945 год. Обстановка напоминает лавку старь­евщика — декоратор считал, что в его художественном хозяйстве “все сгодится”.

Он дружил со всей деловой и культурной элитой Америки 1950-х, работал на нее, оформляя фильмы, спектакли и частные дома, и делал это с необычайной лихостью и изобретательностью. “Чуточку чересчур – для меня это означает в самый раз”, – говорил он.

Фрагмент сада на ранчо Дюкетта Sortilegium в Малибу. В 1993 году оно сгорело во время лесного пожара.

Фрагмент сада на ранчо Дюкетта Sortilegium в Малибу. В 1993 году оно сгорело во время лесного пожара.

Ни до, ни после него декораторы не демонстрировали такого изобилия приемов и буйства фантазии, такой склонности к излишествам и не предавались этим излишествам с таким вкусом. И таким успехом: Дюкетт был законодателем моды, звездой, первым ­мастером, при жизни удостоенным персональной выставки в Лувре в 1951 году.

Интерьер дома Дюкетта в Беверли-Хиллз. У стены —  автопортрет хозяина. Эту комнату очень любил Марлон Брандо: он мог часами лежать на полу, рассматривая люстру из муранского стекла.

Интерьер дома Дюкетта в Беверли-Хиллз. У стены —  автопортрет хозяина. Эту комнату очень любил Марлон Брандо: он мог часами лежать на полу, рассматривая люстру из муранского стекла.

Он получил теат­ральную премию “Тони” за костюмы к мюзик­лу “Камелот”, работал с Хичкоком над фильмом “Поймать вора” и ухитрился взбесить Никиту Хрущева декором к киномюзиклу “Канкан”. “Это самая упадническая вещь, которую я в жизни видел!” – сказал Никита Сергеевич. В чем-то он был прав. Но в избыточном и безумном декоре Дюкетта подкупало то, что он не кривил душой – Тони был из тех художников, которые и сами живут согласно проповедуемой ими идеологии.

Садовый фасад ранчо Sortilegium.

Садовый фасад ранчо Sortilegium.

Энтони Майкл Дюкетт родился в 1914 го­ду в Лос-Анджелесе в артистической семье: его мать была виолончелисткой, двоюродный дядя работал с Уильямом Моррисом. На заре карьеры Тони оформлял магазинные витрины. Начало успеху положило знакомство с дизайнером Джеймсом Пендлтоном, по заказу которого Дюкетт сделал сервировку для парадного обеда. “Все, кто обедал за этим столом, стали моими клиентами”, – рассказывал Тони позднее. А сидели там люди серьезные, например Элси де Вулф, известная меценатка и культовая фигура в декоре. Скоро она вошла в число друзей Дюкетта – вместе с Мэри Пикфорд (в ее поместье Pickfair Дюкетт сыграл свадьбу со своей обожаемой женой Элизабет), Гретой Гарбо, Марлен Дитрих, Фредом Астером, Кэри Грантом, Джуди Гарланд, Артуром Рубинштейном и Игорем Стравинским. Больше друзей – больше заказов: к примеру, для Винсенте Миннелли, мужа Гарланд, Дюкетт оформил киномюзикл “Кисмет”.

Интерьер ранчо Sorti­legium: декор в китайском стиле, металлическая люстра выкрашена в коралловый цвет.

Интерьер ранчо Sorti­legium: декор в китайском стиле, металлическая люстра выкрашена в коралловый цвет.

Дюкетт шел по жизни, будто танцуя, – устраивал балы, летал по миру от друзей к друзьям и при этом умудрялся работать. Помимо театральных и кинопроектов он создавал скульптуры, проектировал мебель, придумывал ювелирные украшения – их до сих пор выпускает по оригинальным образцам его деловой партнер Хаттон Уилкинсон (он соавтор книги, выпущенной о Дюкетте в 2007-м издательством Abrams).

  • Ожерелье из морганита, аметистов и аквамаринов, дизайн Тони Дюкетта.
  • Браслет дизайна Тони  Дюкетта. Его деловой партнер Хаттон Уилкинсон и теперь выпускает реплики оригиналов 1950-х годов.
  • Брошь по дизайну Дюкетта сделана из изумрудов, аметис­тов и флюорита.
  • Но апогеем избыточной эстетики Тони были интерьеры. “У человека всегда голодный взгляд, – утверждал Дюкетт. – Ему недостает визуальных впечатлений. Интерьеры должны быть полны сюрпризов – вещей, которые ты замечаешь только во второй или третий визит в дом”. Фотографии проектов – его собст­венных домов в Калифорнии, квартиры, созданной для светской колумнистки Кобины Райт, палаццо Брандолини, оформленного в Венеции для Джона и Доди Розенкранц, – изобилуют странными и завораживающими вещами.

    Один из самых ярких проектов Дюкетта — квартира светской колумнистки Кобины Райт. 1950-е годы.

    Один из самых ярких проектов Дюкетта — квартира светской колумнистки Кобины Райт. 1950-е годы.

    Беседки из оленьих рогов, люстры из раковин и старых жестянок, рамы из кораллов, скульптурные подсвечники (Дюкетт был твердо убежден, что декоративные цветы могут расти из любого сора, и однажды сделал ожерелье из изумрудов и кожи собственноручно убитой гремучей змеи)... При виде этих интерьеров хочется протереть глаза – кажется, это не настоящие дома, а сцена из какой-нибудь особенно фантазийной постановки “Сна в летнюю ночь”.

    Фантазии Дюкетта идеально подходили для голливудских декораций, например к фильму-мюзиклу Винсенте Миннелли “Кисмет” (1955).

    Фантазии Дюкетта идеально подходили для голливудских декораций, например к фильму-мюзиклу Винсенте Миннелли “Кисмет” (1955).

    Декоратора не зря называли американским Жаном Кокто – его мир похож на волшебную сказку. Но в отличие от работ Кокто в интерьерах Дюкетта нет драматического напряжения и сумеречной фантасма­гории. Дюкетт – светлый и цветной сказочник. Может быть, поэтому он не только стер границы между своим миром и реальностью, но и преодолел временные рамки: марка Baker, специализирующаяся на именных мебельных коллекциях, выпус­тила серию вещей по его дизайну.

    Пагода в саду ранчо Sortilegium была украшена оленьими и лосиными рогами — Дюкетт часто использовал их в проектах.

    Пагода в саду ранчо Sortilegium была украшена оленьими и лосиными рогами — Дюкетт часто использовал их в проектах.

    До самой смерти в 1999 году Тони Дюкетт оставался любимцем Америки и востребованным декоратором. И сегодня он, получается, тоже на коне. Покровительница Тони, Элси де Вулф, как-то сказала ему: “Через сто лет ты займешь свое законное место в дизайнерском “зале славы”. Так долго ждать не пришлось. И это естественно – попасть в волшебную страну хочет каждый, а в холодном и сухом современном мире – особенно. 

    В 1952 году Тони Дюкетт создал декорации и костюмы к постановке оперы Рихарда Штрауса “Кавалер роз” в Опере Сан-Франциско.

    В 1952 году Тони Дюкетт создал декорации и костюмы к постановке оперы Рихарда Штрауса “Кавалер роз” в Опере Сан-Франциско.

    Спальня в палаццо Брандолини.

    Спальня в палаццо Брандолини.

    В доме Дюкетта в Беверли-Хиллз сейчас живет его бывший партнер Хаттон Уилкинсон. Он бережно хранит декоративные мелочи, сделанные Тони.

    В доме Дюкетта в Беверли-Хиллз сейчас живет его бывший партнер Хаттон Уилкинсон. Он бережно хранит декоративные мелочи, сделанные Тони.

    Один из последних проектов Дюкетта —  интерьер палаццо Брандолини в Венеции, созданный для светской пары Джона и Доди Розенкранц.

    Один из последних проектов Дюкетта —  интерьер палаццо Брандолини в Венеции, созданный для светской пары Джона и Доди Розенкранц.

    Текст: Иэн Филлипс

    Фото: COURTESY TONY DUQUETTE STUDIO; CORBIS OUTLINE/RPG; CORBIS, EVERETT COLLECTION/RPG; FEDERICO CIMATTI
    опубликовано в журнале №9 (66) сентябрь 2008

    Комментарии