Отель в бывшей церкви в Испании

В мире не так уж много пятизвездочных отелей под церковными сводами. Palacio San Benito – один из них. Никто не обвинит архитектора Маноло Моралеса де Ходар в кощунстве. Напротив, все благодарят его за то, что он подарил вторую жизнь полуразрушенной церкви и приюту для пилигримов. На реконструкцию San Benito он потратил пять лет. “Это главный проект моей жизни”, – с гордостью говорит архитектор.

Реконструированный внутренний дворик XVI века.

Реконструированный внутренний дворик XVI века.

Полуразрушенное здание церкви San Benito XIV века неподалеку от тихого городка Касалья-де-ла-Сьерра Моралес купил в середине 90-х годов. Выбор был не случаен: в этих местах с незапамятных времен жили его предки по материнской линии. В старинной книге он прочитал, что испанский король Филипп V с королевой Изабеллой и всем двором провели целое лето в деревушке Касалье, охотясь и гуляя по холмам. “Значит, здесь, в сельском отеле, может быть настоящий дворцовый комфорт”, – решил Моралес.

Лобби отеля Palacio San Benito.

Лобби отеля Palacio San Benito.

Одно крыло здания он отвел под жилые помещения, а в другом устроил отель. Прежде всего он реконструировал внутренний дворик с фонтаном XVI века. Затем настал черед девяти гостевых комнат с террасами и холлов со сводчатыми потолками, после чего архитектор перешел к гостиной и двум ресторанам. Одно из помещений отдали под библиотеку. Спроектированные Маноло бассейн и солярий удачно вписались в старинную застройку.

Двери с пейзажами древних андалусских владений рода де Ходар кисти Анхеля Рамоса. В соседнем зале стоит карета XIX в.

Двери с пейзажами древних андалусских владений рода де Ходар кисти Анхеля Рамоса. В соседнем зале стоит карета XIX в.

Архитектор выбрал стиль мудехар – гибрид исламской орнаментальности и готики. Название “Андалусия” происходит от арабского “Аль-Андалус” – так когда-то называли мавры мусульманские земли Испании, – поэтому у архитектора были все шансы обнаружить достойные образцы этого стиля буквально под ногами. В их поисках Моралес обошел близлежащие фермы и разрушенные дома.

Восстановленный и освященный алтарь в часовне Palacio San Benito.

Восстановленный и освященный алтарь в часовне Palacio San Benito.

Мозаика, украшающая главную лестницу, составлена из найденных им фрагментов. Такое же происхождение имеют полы из терракотовой плитки, изготовленной в Касалье в XVI веке, – Моралес несколько лет собирал ее осколки.

Над камином в хозяйской половине фамильный герб Моралеса и картины фламандской школы.

Над камином в хозяйской половине фамильный герб Моралеса и картины фламандской школы.

Мебель и произведения искусства XVI и XVII веков в интерьерах отеля соседствуют с вещами XX века. Так, одна комната целиком обставлена мебелью Чарльза Ренни Макинтоша, а фламандские гравюры XVI века мирно уживаются с мебелью ар-деко сороковых годов. Все эти предметы – из коллекции антикварной мебели, картин и забавных вещиц, собранной Маноло во время путешествий. Страсть к коллекционированию овладела им еще во время учебы в Венеции, где он получил степень магистра сценографии.

Желтая комната, один из номеров отеля Palacio San Benito. В спальне — стулья времен королевы Изабеллы, диван эпохи Людовика XV и испанские гравюры XVIII века.

Желтая комната, один из номеров отеля Palacio San Benito. В спальне — стулья времен королевы Изабеллы, диван эпохи Людовика XV и испанские гравюры XVIII века.

Возможно, именно поэтому San Benito напоминает декорацию к какой-нибудь испанской классической пьесе. Только действие происходит не на сцене, а в реальности – в старой церкви, превращенной во дворец. Парадокс, но здание церкви вместе со светским лоском приобрело и облик действующего католического прихода: архитектор восстановил часовню и алтарь.

Зеленая комната, один из номеров отеля. В спальне — детская и взрослая кровати XIX века, принадлежавшие роду де Ходар. На стенах французские гравюры XIX века.

Зеленая комната, один из номеров отеля. В спальне — детская и взрослая кровати XIX века, принадлежавшие роду де Ходар. На стенах французские гравюры XIX века.

В апреле часовню даже освятили. Мессы там не служат, но постояльцы, если пожелают, могут заказать “персональную” обедню, пригласив священника из соседней деревни.

Ванная украшена мозаикой из родового имения Маноло Моралеса де Ходар в Севилье.

Ванная украшена мозаикой из родового имения Маноло Моралеса де Ходар в Севилье.

Текст: Лиза Ловатт-Смит

Фото: КРИСТИНА РОДЕС
опубликовано в журнале №10 октябрь 2002

Комментарии