Дом в Подмосковье, 600 м²

       

Автор проекта Вера Сигеева

Работа над этим проектом была такой же спокойной, как и получившийся в результате интерьер. По крайней мере, так выходит со слов декоратора Веры Сигеевой. Никаких тебе “заказчики были категорически против”, форс-мажора в виде сбежавших строителей или накладок с поставкой мебели, когда полгода ждешь кожаный белый диван, а в итоге получаешь зеленый бархатный. Ничего такого, что осложняет жизнь в процессе ремонта, зато потом становится темой для нескончаемых рассказов.

Заказчики Веры знали, чего хотят, и были убеждены, что интерьер их загородного дома должен быть связан с окружающим ландшафтом. Не в смысле прозрачных стен, а по настроению. “Это очень красивое место – дом стоит на горе, рядом обрыв, никаких заборов, так что оттуда открываются живописные виды”, – рассказывает Вера.

За исключением парных ламп в зоне гостиной  нет двух одинаковых  предметов, как будто  интерьер создавался  не за несколько месяцев,  а складывался годами.

За исключением парных ламп в зоне гостиной  нет двух одинаковых  предметов, как будто  интерьер создавался  не за несколько месяцев,  а складывался годами.

Городская квартира у заказчиков современная, а за городом они хотели, по словам декоратора, уюта и тепла и считали, что неброской красоте среднерусских пейзажей лучше всего соответствует мебель бельгийской компании Flamant, североевропейская классика с большим количеством старого дерева и крашеных, слегка потертых поверхностей.

Обеденный стол в гостиной. Здесь свой собственный источник света в виде нарядной люстры, поэтому эта зона выглядит обособленно.

Обеденный стол в гостиной. Здесь свой собственный источник света в виде нарядной люстры, поэтому эта зона выглядит обособленно.

Дом заказчики проектировали с нуля, под свои потребности. В итоге он вышел не большим и не маленьким – всего около шестисот метров на семью с двумя детьми. Вера подключилась к проекту, когда дом уже достраивался. Идея целиком обставить интерьер вещами одной марки может показаться рискованной, но в случае с Flamant опасность получить вместо жилого пространства мебельный салон минимальна: когда в коллекции порядка четырех тысяч позиций, количество возможных комбинаций практически не ограничено. У них и салоны-то больше похожи на жилые интерьеры, а дальше все зависит от мастерства декоратора.

На спальню места не пожалели, старались сделать ее просторной. Желтые шторы, оттеняющие серо-голубые стены, — идея хозяев дома.

На спальню места не пожалели, старались сделать ее просторной. Желтые шторы, оттеняющие серо-голубые стены, — идея хозяев дома.

У Сигеевой подход к интерьеру европейский – чем меньше в нем чувствуется рука декоратора, тем лучше. Клубное кресло из потертой кожи, и тут же еще одно, так называемое вольтеровское, с обивкой из килима, стол из старых, чуть потрескавшихся досок – обстановка в доме такая, как будто сложилась как-то сама собой, без посторонней помощи.

Кухонный “остров” с остовом из кирпича сделан по эскизам Веры, а сам кухонный гарнитур — из Италии. На полу — плитка  из обожженной глины.

Кухонный “остров” с остовом из кирпича сделан по эскизам Веры, а сам кухонный гарнитур — из Италии. На полу — плитка  из обожженной глины.

Специальной задачи делать дом в бельгийском стиле у Сигеевой не было. Это вышло непроизвольно: например, к состаренной мебели идеально подходила глазурованная плитка ручной работы, которой выложен кухонный фартук. Она хоть и марокканская, но встречается в бельгийских интерьерах очень часто. Да и общий колорит здесь характерный для этой страны – как будто краски (кстати, тоже Flamant) поблекли от времени.

Комната дочери. Ей всего четыре года, и она пока спит в детской кроватке. А кровать, застланная стеганым покрывалом, принадлежит няне. Шторы из шелка, Pierre Frey.

Комната дочери. Ей всего четыре года, и она пока спит в детской кроватке. А кровать, застланная стеганым покрывалом, принадлежит няне. Шторы из шелка, Pierre Frey.

“Это сложные цвета, – рассказывает Вера. – Я давно с ними работаю, но все равно предварительные выкраски требуют времени – я делаю до десяти проб разного цвета”. Вера говорит, что цвет выбирался по настроению. Лучше всего ему отвечал сложный зеленовато-оливковый оттенок под названием “Кафедральный”. “Это цвет-хамелеон, – говорит Сигеева. – В более темных помещениях он кажется очень плотным, в светлых – мягким и размытым. Поэтому создается впечатление, что это разные краски”.

Ванная хозяев. Корпус ванны и часть стены облицованы плиткой из салона “Грета Вульф”.

Ванная хозяев. Корпус ванны и часть стены облицованы плиткой из салона “Грета Вульф”.

Хотя интерьер выглядит уже достаточно пожившим, реальных семейных реликвий, привезенных хозяевами в дом, здесь всего несколько. В основном это живопись – работы, имеющие для хозяев дома не только художественную, но и ностальгическую ценность. Именно по этой причине никаких особых условий, например особого цвета стен, они для себя не требовали.

Столовая зона гостиной. На полках углового буфета — бокалы и чайный сервиз. Дверей нет — через широкий дверной проем просматривается холл, откуда можно попасть в гостевой санузел и кабинет.

Столовая зона гостиной. На полках углового буфета — бокалы и чайный сервиз. Дверей нет — через широкий дверной проем просматривается холл, откуда можно попасть в гостевой санузел и кабинет.

“Иногда картина может стать отправной точкой для декоратора. Но когда живопись серьезная, то подстраивать под нее интерьер не приходится”, – считает автор проекта. Зато сами эти работы влияют на пространство вокруг очень сильно – помогают превратить искусственно состаренный интерьер в настоящий дом с историей.

Фрагмент гостиной. На переднем плане столик из антикварного дерева, а кресло обито старинным килимом. Шторы из ткани, Pierre Frey.

Фрагмент гостиной. На переднем плане столик из антикварного дерева, а кресло обито старинным килимом. Шторы из ткани, Pierre Frey.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Продюсер и стилист интерьера: Наталья Онуфрейчук

Фото: маноло ильера
опубликовано в журнале №9 (132) СЕНТЯБРЬ 2014

Комментарии