Квартира в Париже по проекту Жака Гарсии

Француза Оливье Требока и голландца Алфреда ван Леливелда свела вместе страсть к скульптуре. Они стали жить и работать вместе больше двадцати лет назад: сначала открыли небольшой антикварный магазин в Амстердаме. Потом переехали в Нью-Йорк, где успешно снабжали американскую публику мебелью и резными панелями XVIII века. Однако их заела ностальгия по Европе, и они решили перебраться в Париж.

Стены гостиной обтянуты антикварным красным шелковым дамаском, кресло-бержер — старинным бархатом. В роли журнального стола выступает пуф. Подсвечники XVIII века, бронзовые медальоны и статуэтки XIX века. На стене — картина знаменитого пейзажиста XVIII века Гюбера Робера.

Стены гостиной обтянуты антикварным красным шелковым дамаском, кресло-бержер — старинным бархатом. В роли журнального стола выступает пуф. Подсвечники XVIII века, бронзовые медальоны и статуэтки XIX века. На стене — картина знаменитого пейзажиста XVIII века Гюбера Робера.

Их первая квартира располагалась на бульваре Бертье и, как говорит Оливье, по стилю больше всего подходила “даме с камелиями” – даме полусвета, о которых писали Дюма-сын и Бальзак. Но со временем антикварам стало тесно в обстановке Третьей империи. Да и не все собранные за годы сок­ровища мож­но было уместить и вписать в имевшийся интерьер – а Оливье и Алфред,­ надо отметить, большие пуристы и не признают эклектики. Они считают, что портретам XVII века не место в минималистском интерьере, а кушетка в стиле Людовика XVI ну никак не может стоять в гостиной тосканской виллы. Так что к новому жилищу у них были особенные требования: оно должно было подходить для создания цельного, максимально подлинного интерьера в стиле XVIII века – именно к этому периоду отно­сится большинство предметов мебели из их ­личной коллекции.

Вестибюль. Над камином висит вышитый портрет XVIII века. Стены покрыты фрагментами старинных гобеленов. ­Подушка, на которой лежит хозяйский бульдог Макс, обтянута антикварным шелком.

Вестибюль. Над камином висит вышитый портрет XVIII века. Стены покрыты фрагментами старинных гобеленов. ­Подушка, на которой лежит хозяйский бульдог Макс, обтянута антикварным шелком.

В поиске нового жилища и его последующем оформлении Оливье и Алфреду помог “друг семьи” – прославленный французский декоратор Жак Гарсия. Сначала он нашел само пространство – квартиру в здании конца XVIII века на задворках проспекта Оперы. Антиквары не сразу решились на покупку.

Наличие в столовой кровати с пологом в стиле Людовика XV — дань традициям XVIII века, когда люди, особенно дамы, любили после трапезы “передохнуть”. Стол и стулья в стиле ­Людовика XVI и серебряная посуда — антикварные, XVIII века.

Наличие в столовой кровати с пологом в стиле Людовика XV — дань традициям XVIII века, когда люди, особенно дамы, любили после трапезы “передохнуть”. Стол и стулья в стиле ­Людовика XVI и серебряная посуда — антикварные, XVIII века.

“В квартире мало что напоминало о прошлом, – рассказывает Оливье. – Предыдущий владелец уничтожил весь оригинальный декор и устроил здесь минималистский офис. Без помощи Жака мы никогда не сумели бы оформить пространство так, как нам мечталось! Он пришел с нами в разоренный интерьер и стал рисовать прямо на стенах, показывая, как именно мы будем восстанавливать “утраченное время”. Жак в этом смысле незаменим: он безупречно ориентируется в стилях, он знает, как люди тогда жили. Как стояли кресла, как зажигали свечи, какими пользовались салфетками... Именно поэтому его интерьеры всегда выглядят подлинными”.

Вестибюль. На антикварных колоннах из мрамора стоят антикварные же неоклассические урны. Портрет XIX века, изображающий двух мальчиков в детских платьицах, — семейная реликвия Алфреда ван Леливелда. Один из мальчиков — его прадедушка.

Вестибюль. На антикварных колоннах из мрамора стоят антикварные же неоклассические урны. Портрет XIX века, изображающий двух мальчиков в детских платьицах, — семейная реликвия Алфреда ван Леливелда. Один из мальчиков — его прадедушка.

Как во всяком сложном процессе, в реконструкции этой квартиры не все шло гладко. Оливье, например, ошибся с полом во входном холле – выбранный им паркет смотрелся ужасно. А потом явился Гарсия, сменил паркет на мрамор, повесил на стены фрагменты старых гобеленов и нашел место для двух старинных итальянских колонн, которые без толку пылились на американском складе ­антикваров. В холле воцарился XVIII век – декор был спасен.

Спальня. Кровать в стиле Людовика XVI сделана из красного дерева и обтянута двумя видами ткани XIX века: клетчатой и с рисунком жуи. Встроенный шкаф и гравюры на стенах — XVIII века.

Спальня. Кровать в стиле Людовика XVI сделана из красного дерева и обтянута двумя видами ткани XIX века: клетчатой и с рисунком жуи. Встроенный шкаф и гравюры на стенах — XVIII века.

Примерно то же самое про­исходило со всеми помещениями. Гарсия унич­тожил лишние перегородки, закрыл сте­ны антикварными резными панелями и за­полнил интерьер множеством подлинных старинных тканей. С тканями трио декораторов обращалось “безжалостно”: из антикварного бархата и дамаска они не только шили занавески и пологи кроватей, но и кроили подушки и обивку для диванов.

Ванная комната оформлена в стиле Директории. Стул XIX века обтянут тканью из конского волоса. Ванна и кран — XIX века. Светильник сделан из алебастра. Стены ванной только кажутся мраморными — они расписаны в технике тромплей (визуальной “обманки”).

Ванная комната оформлена в стиле Директории. Стул XIX века обтянут тканью из конского волоса. Ванна и кран — XIX века. Светильник сделан из алебастра. Стены ванной только кажутся мраморными — они расписаны в технике тромплей (визуальной “обманки”).

Подушка, на которой спит нынче французский бульдог хозяев Макс, – не исключение. Она тоже из антикварного шелка. “Никаких компромиссов в стремлении к совершенству! – смеется Алфред. – В этом секрет “стиля Гарсия”. И всякого безупречного стиля”.

Квартира в Париже по проекту Жака Гарсии

Текст Барбара Стоэлти

Фото: Рене Стоэлти
опубликовано в журнале №12 (69) декабрь 2008

Комментарии