В гостях у теннисиста Марата Сафина

О квартире Марата Сафина я слышала давно, потому что хорошо знакома с дизайнером Еленой Читкаровой. Я знала, что она работает и для самого Марата, и для его сестры с родителями, но в подробности не ­вни­кала. Как выглядит этот интерьер, я и понятия не имела, если не считать интернет-сплетен о том, что Сафин якобы установил у себя дома автомат с орешками и шоколадными батончиками. 

“Марка кресла для меня не имеет значения. Гораздо важнее, чтоб на нем можно было сидеть, не боясь поцарапать кожаную обивку”, — говорит Сафин.

“Марка кресла для меня не имеет значения. Гораздо важнее, чтоб на нем можно было сидеть, не боясь поцарапать кожаную обивку”, — говорит Сафин.

В действительности ни вышеупомянутого автомата, ни тренажеров, ни другого спортинвентаря у теннисного чемпиона дома не оказалось. Квартира в центре Москвы – первое собственное жилье Сафина в столице, а ее интерьер делался по образцу богемных американских лофтов. 

На стене — фотографии с турниров, а на каминной полке и на шкафу — спортивные трофеи. Кожаный диван, Baxter.

На стене — фотографии с турниров, а на каминной полке и на шкафу — спортивные трофеи. Кожаный диван, Baxter.

“Я сразу сказал Елене, что хочу получить кусочек Нью-Йорка, и она отлично поняла меня, – говорит Марат, который с детства большую часть времени проводит за границей. – Результат меня полностью устраивает. А если что-то надоест, то мебель всегда можно передвинуть или даже выкинуть. Именно поэтому мне не хотелось покупать слишком дорогие вещи”. 

Столовая. Кирпичная кладка и выставленные напоказ трубы — дань промышленной эстетике.

Столовая. Кирпичная кладка и выставленные напоказ трубы — дань промышленной эстетике.

К маркам Сафин демонстративно равнодушен. “Для меня главное – комфорт”, – сообщает он, забираясь с ногами в кожаное кресло. Читкарова в свою очередь признает, что Марат – заказчик нетипичный. И не только из-за экстравагантных взглядов на вещи. “Он редко бывал в Москве. Мы встречались где-нибудь в кафе, и на обсуждение проекта у нас было не больше часа, при этом нас постоянно отвлекали люди, которые подходили к нему за автографом. Потом он уезжал, а через несколько месяцев возвращался с уже новой концепцией, и приходилось все переделывать”. 

Часть крыши превратилась в зимний сад с отличным видом на Москву. “Это дает ощущение простора и свободы”, — говорит Марат.

Часть крыши превратилась в зимний сад с отличным видом на Москву. “Это дает ощущение простора и свободы”, — говорит Марат.

Читкарова вспоминает, что на каждую встречу ее заказчик приносил кипу книг и интерьерных журналов. “Пока шел ремонт, я изучил архитектуру не хуже, чем студенты МАРХИ”, – смеется Марат. Менялись не только художественные идеи, но и размеры жилья – за время ремонта оно увеличилось втрое. Квартира на последнем этаже площадью сто десять метров дважды расширялась за счет эксплуатируемой кровли. Цель экспансии заключалась в том, чтобы получить панорамный вид на город. 

Лестничная клетка второго этажа. Стены украшают крупноформатные черно-белые фотографии — это один из приемов, который роднит квартиру с лофтами.

Лестничная клетка второго этажа. Стены украшают крупноформатные черно-белые фотографии — это один из приемов, который роднит квартиру с лофтами.

“Друзья, которые уже прошли через ремонт, говорили мне, что это самое ценное”. Теперь в распоряжении спортсмена полноценный двухуровневый пентхаус. Внизу находятся хозяйская спальня и две гостевые комнаты, а верх целиком отдан под общественную зону, которая включает кухню-гостиную с широкой стеклянной галереей. Выход на крышу тоже предусмотрен. 

Сафин больше всего ценит комфорт. Коллекция спортивной обуви в прихожей это подтверждает.

Сафин больше всего ценит комфорт. Коллекция спортивной обуви в прихожей это подтверждает.

“Я очень люблю это место, – говорит Марат. – Раньше я все время куда-то бежал, встречался с друзьями в ресторанах, а теперь прихожу домой и не хочу отсюда уходить. Друзья и родители говорят, что эта квартира очень мне подходит. Я даже полюбил общаться с соседями по дому. Летом мы иногда устраиваем пикники на крыше. Жаль только, что в городе нельзя жарить шашлыки”.

“Мне не хотелось останавливаться на каком-то одном стиле”, — рассказывает Сафин. Спальня с классической люстрой, Barovier & Toso, и мини­малистской кроватью полностью отвечает этому требованию.

“Мне не хотелось останавливаться на каком-то одном стиле”, — рассказывает Сафин. Спальня с классической люстрой, Barovier & Toso, и мини­малистской кроватью полностью отвечает этому требованию.

Текст: Елена Тумольская

Фото: Уильям Уэбстер; Слава Филиппов
опубликовано в журнале №2 (92) февраль 2011

Комментарии