Старый дом в Калифорнии

Винодельческий район Сонома хоть и находится в часе езды от Сан-Франциско, кажется краем земли. Дикие скалы, бурный океан, котики, чайки и киты; на месте стоявших здесь когда-то и вырубленных первыми поселенцами лесов – открытые всем ветрам поляны, на которых пасутся овцы. Та еще “солнечная Калифорния”.

Пейзажи вокруг дома совсем не похожи на солнечную Калифорнию из сериалов про подростков из Беверли-Хиллз — в этих местах природа выглядит так же, как во времена первых поселенцев, и традиционная архитектура дома, построенного из калифорнийского мамонтового дерева, вписывается в пейзаж как нельзя лучше.

Пейзажи вокруг дома совсем не похожи на солнечную Калифорнию из сериалов про подростков из Беверли-Хиллз — в этих местах природа выглядит так же, как во времена первых поселенцев, и традиционная архитектура дома, построенного из калифорнийского мамонтового дерева, вписывается в пейзаж как нельзя лучше.

Пятьдесят лет назад один девелопер-идеалист купил землю в этих живописных местах, желая создать поселение, находящееся в гармонии с природой. Проектировать дома в поселок Sea Ranch (“Морское ранчо”) пригласили­ ведущих архитекторов 1960-х. Проект стал известен и был частично осуществлен.

Прихожая. На полу французский ковер 1920-х годов с цветочным узором в стиле ар-деко. Светильник Artichoke, Louis Poulsen. Винтажная консоль по дизайну Эдварда Уормли служит для хранения коллекции камней и корней, собранных в окрестностях.

Прихожая. На полу французский ковер 1920-х годов с цветочным узором в стиле ар-деко. Светильник Artichoke, Louis Poulsen. Винтажная консоль по дизайну Эдварда Уормли служит для хранения коллекции камней и корней, собранных в окрестностях.

За прошедшие годы, однако, многие исторические здания в поселке пришли в упадок. Когда семья из Лос-Анджелеса, нейрохирург Аллан Тобин и психоаналитик Джанет Хадда, купила дом, построенный тут в 1967-м Уильямом Тернбуллом, он выглядел скорее живописной руиной. Деревянные стены рассохлись, сквозь них зияло небо и заливался дождь.

Каминная зона гостиной. Камин облицован плиткой, которую вручную глазуровал ремесленник из Сиэтла. Кресло Sim, дизайнер Ико Паризи. Журнальный столик по эскизам Кей Коллар. Корзина, в которой лежат поленья для камина, сделана из старой ловушки для лобстеров.

Каминная зона гостиной. Камин облицован плиткой, которую вручную глазуровал ремесленник из Сиэтла. Кресло Sim, дизайнер Ико Паризи. Журнальный столик по эскизам Кей Коллар. Корзина, в которой лежат поленья для камина, сделана из старой ловушки для лобстеров.

Чтобы привести здание в порядок, новые хозяева пригласили реставратора – архитектора Дуга Торнли из бюро Gould Evans. Тщательно сохраняя все возможные фрагменты оригинальной постройки, Дуг перебрал стены, обеспечив их нормальной теплоизоляцией, и переложил крышу, добавив слои рубероида и кедровые доски. Они быстро потемнели под влиянием ветра и дождей, так что дом, наружные стены которого сложены из калифорнийского мамонтового дерева, а внутри обшиты сосной Дугласа, выглядит аутентично – совет жителей “Морского ранчо”, следящий за сохранностью облика поселка, абсолютно удовлетворен.

В процессе реконструкции архитектор Дуг Торнли несколько перестроил дом, добавив, например, к гостиной зону с большим панорамным окном, вдоль которого устроена скамья. Круглые оттоманки по дизайну Кей Коллар. Размеры двусветного помещения подчеркивает черная лампа-каскад 1960-х годов.

В процессе реконструкции архитектор Дуг Торнли несколько перестроил дом, добавив, например, к гостиной зону с большим панорамным окном, вдоль которого устроена скамья. Круглые оттоманки по дизайну Кей Коллар. Размеры двусветного помещения подчеркивает черная лампа-каскад 1960-х годов.

Внутри дома Торнли провел перепланировку: превратил гараж в гостевую спальню, расширил столовую и кухню. Полы выстелили пробкой, а под ними скрыли систему отопления – в суровом местном климате это необходимо.

Столовая. Винтажный стол по дизайну Пола Маккобба специально покрыли ярким красным лаком. Стулья по дизайну Ханса Вегнера. Светильник 1950-х годов куплен в Голландии.

Столовая. Винтажный стол по дизайну Пола Маккобба специально покрыли ярким красным лаком. Стулья по дизайну Ханса Вегнера. Светильник 1950-х годов куплен в Голландии.

Суровость климата стала основным фактором, который повлиял и на работу интерьерного дизайнера Кей Коллар. “Приехав сюда впервые, я увидела темный, окутанный туманом дом. Очень романтично, но мрачно. Оказалось, что туман здесь держится неделями, и я добавила в интерьер, вообще говоря сдержанный, разнообразных ярких акцентов. Камин в гостиной выложили синей плиткой, например, – чтобы напомнить хозяевам, что море бывает синим, а не только серым, как здесь!” – рассказывает Кей.

Фрагмент гостиной. Винтажное кресло-качалка принадлежало хозяевам изначально: чтобы  оно вписалось в интерьер этого дома, дизайнер Кей Коллар перекрасила его в черный цвет.

Фрагмент гостиной. Винтажное кресло-качалка принадлежало хозяевам изначально: чтобы  оно вписалось в интерьер этого дома, дизайнер Кей Коллар перекрасила его в черный цвет.

Мебель (в основном шестидесятническую, под стать дому) и ковры она тоже подобрала ярких или хотя бы теплых тонов, а в остальном доверилась самому дому – тонам и естественному теплу дерева, из которого он сделан. И дом, обретший новую жизнь в преклонном для деревянной постройки возрасте, теперь сможет радовать хозяев уютом и укрывать от непогоды еще минимум полвека.

Вид из прихожей на библио­теку, где стоят оранжевые кресла по дизайну Вернера Пантона System 1–2–3, Verpan, и журнальный столик работы Эдварда Уормли. Стеллажи с панелями из разноцветного плексигласа сделаны по эскизам дизайнера Кей Коллар.

Вид из прихожей на библио­теку, где стоят оранжевые кресла по дизайну Вернера Пантона System 1–2–3, Verpan, и журнальный столик работы Эдварда Уормли. Стеллажи с панелями из разноцветного плексигласа сделаны по эскизам дизайнера Кей Коллар.

Текст: Майкл Уэбб

Фото: Ричард Пауэрс
опубликовано в журнале №9 (132) СЕНТЯБРЬ 2014

Комментарии