Дом в Мадриде

Лоренцо Кастильо

Известный мадридский антиквар и дизайнер Лоренцо Кастильо выбрал для жизни дом с долгой историей. Постройка XVII века в центре Мадрида была когда-то монастырем, затем резиденцией графа де Торрихос, а в последние годы – магазином маскарадных костюмов. Кастильо присматривался к огромному, светлому анфиладному пространству давно – у него было жилье по соседству. И как только позволили полученные от обширной дизайнерской и антикварной деятельности дивиденды, немедленно его купил.

Дом в Мадриде

Лоренцо Кастильо – заметная фигура среди профессионалов испанского дизайна. Он проявил себя около пятнадцати лет назад в качестве чуткого и эклектичного в своих вкусах антиквара. И много лет страдал своеобразным раздвоением профессиональной личности: не мог решить, что ему ближе – дизайн или торговля древностями. Работа над собственным домом показала, что дизайн все-таки на первом месте.

В конце салона у окна  Кастильо поставил свой  рабочий стол по дизайну  Вилли Риццо. На камине в стиле Людовика XVI —  керамическая ваза по  дизайну Пабло Пикассо.  На стенах — картины брата хозяина, Сантьяго Кастильо. Ковер на полу повторяет орнамент с картины  Дэвида Хикса; он целиком  закрывает всю стодвадцатиметровую комнату.

В конце салона у окна  Кастильо поставил свой  рабочий стол по дизайну  Вилли Риццо. На камине в стиле Людовика XVI —  керамическая ваза по  дизайну Пабло Пикассо.  На стенах — картины брата хозяина, Сантьяго Кастильо. Ковер на полу повторяет орнамент с картины  Дэвида Хикса; он целиком  закрывает всю стодвадцатиметровую комнату.

Кастильо сам проектировал мебель и ткани для дома, тщательно работал над восстановлением полов и потолков, стараясь ничего не перестраивать – только возвращать пространствам былое великолепие. Ему хотелось, по его словам, “избавить интерьер от дворцовой патины” – создать впечатление, что дом всегда был таким, что в нем никогда ничего не меняли. И сделал он это, как можно догадаться, грамотно смешав вещи своего дизайна и разнообразные антикварные и винтажные предметы, от португальских столиков XVIII века до мебели ар-деко и 1970-х.

Уголок гостиной-салона —  любимой комнаты хозяина.  У окна стальная арфа  1960-х годов, Vincent Batbedat. Столик XVIII века, Португалия. Табуретки  в стиле ар-деко обиты синим бархатом, Gaston y Daniela.

Уголок гостиной-салона —  любимой комнаты хозяина.  У окна стальная арфа  1960-х годов, Vincent Batbedat. Столик XVIII века, Португалия. Табуретки  в стиле ар-деко обиты синим бархатом, Gaston y Daniela.

Кастильо любит многих дизайнеров – Вилли Риццо, Дэвида Хикса, Фрэнсис Элкинс. Но главный его кумир – бельгиец Аксель Вервордт, человек, который довел до совершенства процесс создания аутентичных на вид, но на деле новых и оригинальных интерьеров в классическом стиле. И влияние Вервордта в работе Кастильо чувствуется очень сильно. Во-первых, испанец не торопился, методично занимаясь ремонтом (он занял в итоге два года). Мебель он подбирал параллельно со стройкой, и к тому моменту, когда вся тысяча квадратных метров бывшего монастыря была приведена в парадный вид, у хозяина-декоратора было закуплено буквально все, что нужно.

В главном салоне Кастильо поставил японскую ширму XVII века, квадратный столик из малахита и кожаные кресла 1970-х годов.

В главном салоне Кастильо поставил японскую ширму XVII века, квадратный столик из малахита и кожаные кресла 1970-х годов.

“Мне очень нравится то, что получилось, – говорит Кастильо. – Дом воспринимается как единое целое, и, несмотря на большие пространства, он кажется очень уютным. Я счастлив здесь. Тут проходит вся моя жизнь – здесь я работаю со своей небольшой командой, куда входят мой брат Сантьяго и сестра Клара. В полдень мы едим в столовой, которая по декору похожа на французское бистро. Я очень люблю свою спальню – единственную в доме. И ванную – по-моему, очень удачная вышла комната, и удобная – столько шкафчиков! Но главное помещение – гостиная, которую я называю салоном. Она служит мне кабинетом днем и местом отдыха вечером”. Комната эта и правда хороша – огромная, сто двадцать метров, и грамотно поделенная на различные функциональные зоны – от письменного стола у окна до библиотеки.

Еще один фрагмент  салона — сквозь дверной проем виден проход в спальню (там стоит диван по дизайну Дэвида Хикса и висит зеркало в раме, украшенной страусовыми яйцами). Журнальные столики, дизайн Вилли Риццо.  Английские бюро и  кушетка XIX века.

Еще один фрагмент  салона — сквозь дверной проем виден проход в спальню (там стоит диван по дизайну Дэвида Хикса и висит зеркало в раме, украшенной страусовыми яйцами). Журнальные столики, дизайн Вилли Риццо.  Английские бюро и  кушетка XIX века.

Итак, Кастильо окончательно заделался дизайнером и покинул ряды антикваров? Как ни странно, нет. Он вполне официально предупреждает гостей (а среди них много коллег и потенциальных клиентов), что они могут купить любую приглянувшуюся им вещь.

Рисунок обоев в своей спальне Лоренцо Кастильо придумал сам.  На кровати — меховое покрывало, на стене — брюссельский гобелен XVII века. На столике — лампа по дизайну Джакометти. Зеркало по дизайну Жильбера Пуайера. Желтое кресло 1950-х годов, Франция. Слева. Жилые помещения дома  сходятся в стометровый холл.  Кушетка в стиле Людовика XVI  перетянута шелком, Josef Frank.  Столик по дизайну Марка  дю Плантье. Бронзовые лампы — американские, 1940-х годов.

Рисунок обоев в своей спальне Лоренцо Кастильо придумал сам.  На кровати — меховое покрывало, на стене — брюссельский гобелен XVII века. На столике — лампа по дизайну Джакометти. Зеркало по дизайну Жильбера Пуайера. Желтое кресло 1950-х годов, Франция. Слева. Жилые помещения дома  сходятся в стометровый холл.  Кушетка в стиле Людовика XVI  перетянута шелком, Josef Frank.  Столик по дизайну Марка  дю Плантье. Бронзовые лампы — американские, 1940-х годов.

“Конечно, жалко бывает с чем-то расстаться, – говорит Лоренцо. – Но я слишком ценю возможность обновления и свою способность к нему. Если я что-то продаю, то тут же нахожу замену, и мой дом каждый день выглядит по-новому”. А может быть, Кас­тильо просто нужен повод, чтобы не отказывать себе в удовольствии выбирать и покупать антиквариат?

Ванная комната. Итальянская мраморная раковина 1950-х годов, табурет эпохи ар-деко.

Ванная комната. Итальянская мраморная раковина 1950-х годов, табурет эпохи ар-деко.

Столовая в доме похожа на бистро. Столики из латуни и светильники сделаны по дизайну хозяина. Длинный  диван Кастильо нашел в Нью-Йорке и перетянул голубой кожей.  Обои, Ralph Lauren Home.

Столовая в доме похожа на бистро. Столики из латуни и светильники сделаны по дизайну хозяина. Длинный  диван Кастильо нашел в Нью-Йорке и перетянул голубой кожей.  Обои, Ralph Lauren Home.

Во внутреннем дворике установлен фонтан в стиле Директории, над ним зеркало XVIII века.

Во внутреннем дворике установлен фонтан в стиле Директории, над ним зеркало XVIII века.

Текст: Монтсе Кеста

Комментарии