Мемориальная квартира Константина Романова в Петербурге

Великий князь Константин Романов в роли Иосифа Аримафейского в любительской постановке своей пьесы “Царь Иудейский” на сцене Эрмитажного театра (1914).

В “Описании Российского императорского города Санкт-Петербурга” 1794 года Мраморный дворец назван “единственным в своем роде”. Построил его Антонио Ринальди по поручению Екатерины II – так императрица хотела отблагодарить за все хорошее графа Григория Орлова. Воспользоваться монаршей благодарностью граф не успел: он умер за два года до окончания строительства, и Мраморный дворец (названный так из-за обилия мрамора в отделке его фасадов и интерьеров) остался в собственности императорской семьи. В конце концов дворец достался одному из сыновей Николая I, великому князю Константину Николаевичу – кроме Мраморного, он владел также Павловском и Стрельной. Именно в Стрельне, в 1858 году, у великого князя родился сын, ставший самым знаменитым владельцем Мраморного дворца.

Музыкальная комната в музее-квартире К.Р. оформлена в готическом стиле.

Музыкальная комната в музее-квартире К.Р. оформлена в готическом стиле.

Константина Константиновича Романова можно не без оснований назвать “единственным в своем роде” великим князем. Офицер военно-морского флота и патрон Измайловского и Преображенского полков, главный инспектор военно-учебных заведений, важнейшим делом своей жизни он считал не военную и государственную службу, а литературные занятия. Великий князь Константин Романов всю жизнь писал стихи под прозрачным псевдонимом “К.Р.” – именно его перу принадлежит хрестоматийный текст романса “Растворил я окно”.

Фото 1890-х годов: великий князь Константин Константинович Романов, его супруга Елизавета Маврикиевна и их старшие дети: Иоанн, Гавриил, Татьяна, Константин, Олег и Игорь. Великий князь обожал своих детей и приказал оформить их комнаты в Мраморном дворце как сказочный терем.

Фото 1890-х годов: великий князь Константин Константинович Романов, его супруга Елизавета Маврикиевна и их старшие дети: Иоанн, Гавриил, Татьяна, Константин, Олег и Игорь. Великий князь обожал своих детей и приказал оформить их комнаты в Мраморном дворце как сказочный терем.

За стихотворения свои Константин Романов был в 1899 году избран президентом Императорской Академии наук, которую возглавлял много лет. Популярностью пользовались драматургические опыты К.Р. – он, например, сделал собственный перевод шекспировского “Гамлета” и написал мистерию “Царь Иудейский”. Ее собирались ставить на сцене Малого театра, но Святейший синод запретил. И “Гамлета”, и “Царя Иудейского” поставили в Эрмитажном театре (первая “официальная” постановка “Царя” случилась уже после революции, в киевском театре Корша). К.Р. и на сцене выступал: у Шекспира играл заглавную роль, у себя самого – одну из второстепенных. Кроме того, К.Р. любил музыку и был талантливым пианистом – о его исполнении Моцарта и Шопена одобрительно отзывался Чайковский, который, кстати, написал на стихи князя несколько романсов.

Библиотека. Личные покои  Константина Романова (поэта К.Р.) в Мраморном дворце долгое время были недоступны — мемориальный музей открылся здесь только в 1998 году. В настоящее время для публики открыты кабинет, библиотека, музыкальная комната, молельня и “личная комната” князя.

Библиотека. Личные покои  Константина Романова (поэта К.Р.) в Мраморном дворце долгое время были недоступны — мемориальный музей открылся здесь только в 1998 году. В настоящее время для публики открыты кабинет, библиотека, музыкальная комната, молельня и “личная комната” князя.

К.Р. был одним из пятерых детей в семье Константина Николаевича. Жизнь их во дворце была строго регламентирована – они проводили время на “детской половине” в окружении нянь и гувернеров. Собственные апартаменты на первом этаже Мраморного дворца К.Р. получил лишь после совершеннолетия, в 1878 году – к этому моменту, будучи офицером фрегата “Светлана”, он уже успел принять участие в русско-турецкой войне.

“Готическая” музыкальная комната в 1903 году и после реставрации (фото ниже). Стены отделаны кожей и дубовыми панелями. Великий князь Константин Романов любил немецкую готическую архитектуру и хотел, чтобы интерьер гостиной напоминал о ней. Здесь он разучивал произведения любимых композиторов — Моцарта и Шопена. Константин Романов был способным пианистом и дружил со многими современниками-музыкантами.  Особенно близкие отношения связывали князя с Петром Ильичом Чайковским.

“Готическая” музыкальная комната в 1903 году и после реставрации (фото ниже). Стены отделаны кожей и дубовыми панелями. Великий князь Константин Романов любил немецкую готическую архитектуру и хотел, чтобы интерьер гостиной напоминал о ней. Здесь он разучивал произведения любимых композиторов — Моцарта и Шопена. Константин Романов был способным пианистом и дружил со многими современниками-музыкантами.  Особенно близкие отношения связывали князя с Петром Ильичом Чайковским.

В то время о литературных занятиях великого князя еще мало кому было известно. Свой первый сборник он опубликовал только в 1886 году, да и тот в продажу не поступил и был разослан “близким по духу” людям, вроде Фета, Полонского, Тургенева и Гончарова. Но в оформлении своего жилища К.Р. проявил вкусы отчетливо литературные: главные помещения его квартиры в Мраморном дворце – кабинет и библиотека. Кабинет К.Р. сохранился в целости и сохранности, несмотря на все перипетии, происходившие с Мраморным дворцом – в 1937 году великокняжеская резиденция стала Музеем Ленина (ленинградцы средних лет с удовольствием вспоминают, что их здесь принимали в пионеры) и лишь в 1992-м была передана Русскому музею.

“Готическая” музыкальная комната после реставрации.

“Готическая” музыкальная комната после реставрации.

Стены кабинета К.Р. обтянуты золочеными кожаными обоями с гербами дома Романовых, потолок отделан красным деревом, пол выстелен чуть поскрипывающим дубовым паркетом. Кажется, что вот-вот послышатся шаги великого князя или почувствуется запах его табака. За потайной дверцей скрывается личная молельня августейшего поэта. Константин Константинович был человеком очень религиозным и к вопросам веры относился серьезно – наличие молельни рядом с письменным столом для него было не прихотью, а душевной потребностью. Каждый день из церкви Мраморного дворца, находившейся на третьем этаже, в молельню приносили икону святого, который почитался в этот день. Часть этих икон можно сегодня увидеть, заглянув в молельню через потайную дверцу. Но входить туда нельзя: и при жизни Константина Константиновича в молельню не имел права заходить никто, даже его собственные дети, а их у великого князя было девять – шесть сыновей и три дочери. Их фотографии (а также – портреты жены и матери) украшают полки в кабинете поэта.

Так выглядел рабочий кабинет К.Р. в 1903 году.

Так выглядел рабочий кабинет К.Р. в 1903 году.

Женился Константин Константинович в 1884 году на принцессе Елизавете Саксен-Альтенбургской, в православии принявшей имя великой княгини Елизаветы Маврикиевны. Есть мнение, что брак этот был отчасти вынужденным: якобы в молодые годы во время службы во флоте великий князь приобрел несчастливую склонность к мужскому полу, с которой императорская семья решила побороться. Злые языки утверждали даже, что именно порочные наклонности были основой дружбы между К.Р. и Чайковским. Но что бы ни послужило причиной брака Константина Константиновича и Елизаветы Маврикиевны, жили они вполне счастливо и в согласии. Великий князь обожал своих детей и старался окружить их атмосферой волшебной сказки. Детские комнаты во дворце были оформлены как русский терем с цветными стеклами в окнах и изразцовыми печами. Даже названия детских были особенными: “гулевая”, “горенка”, “опочивальня”, “стряпущая”. В отличие от кабинета, детские комнаты Мраморного дворца практически не сохранились – их реставрация только планируется.

Рабочий кабинет великого князя Константина Романова украшен фотографиями близких и картинами.

Рабочий кабинет великого князя Константина Романова украшен фотографиями близких и картинами.

Еще одна важная для К.Р. комната – библиотека: открытые полки старых шкафов заполнены книгами по научным дисциплинам, литературными и театральными журналами, словарями и художественными альбомами. Библиотека эта “рабочая”: здесь только те книги, которые великий князь хотел иметь под рукой, занимаясь литературой или готовясь к заседаниям Академии наук (к президентству своему К.Р. относился очень серьезно).

Личная комната великого князя. На диване, обтянутом синим шелком, он умер в 1915 году.

Личная комната великого князя. На диване, обтянутом синим шелком, он умер в 1915 году.

Между кабинетом и библиотекой располагается музыкальная комната. Стены здесь, как и в кабинете, отделаны кожаными обоями и деревянными панелями (в данном случае – дубовыми). Готическое оформление – не только дань моде, но и отражение личного вкуса хозяина. Он много путешествовал, любил европейскую архитектуру вообще и немецкую готику в особенности.

Угловая столовая в квартире К.Р. (фото 1903 года).

Угловая столовая в квартире К.Р. (фото 1903 года).

В одной из резных панелей готической комнаты есть потайная дверца. Она ведет во внутренний коридор, который соединяет “публичную” часть квартиры с личной комнатой Константина Константиновича. Эта небольшая, отделанная деревом комната, украшенная иконами, пасхальными яйцами и портретами близких, располагается в пристройке с полукруглой, как в апсиде, наружной стеной. Раньше на этой стене висела большая икона с изображением святого Константина.

Стены кабинета К.Р. отделаны кожаными обоями и панелями красного дерева.

Стены кабинета К.Р. отделаны кожаными обоями и панелями красного дерева.

Личная комната появилась в квартире великого князя позже остальных: ее пристроили только в 1912 году. Сейчас здесь стоит небольшой диванчик, обтянутый синим шелком. Это печальный экспонат: в 1915 году, в возрасте пятидесяти восьми лет, Константин Константинович умер, сидя на этом диванчике. Умер рано, но, как ни парадоксально, как раз вовремя: уже началась Первая мировая, всего два года оставалось до революции и Гражданской войны, во время которой погибли трое сыновей К.Р. Но в 1915-м до этих драматических событий было еще далеко. Тишину Мраморного дворца нарушали не шаги многочисленных туристов, а звуки музыки, голоса друзей и детей. Звуки, составлявшие домашний мир великого князя Константина Константиновича Романова – сурового государственного мужа, который в часы досуга писал сентиментальные стихи.

Мраморный дворец в Петербурге.

Мраморный дворец в Петербурге.

Текст: Елена Кочетова

Фото: ФРИЦ ФОН ДЕР ШУЛЕНБУРГ
опубликовано в журнале №5 май 2004

Комментарии