Отель в Венеции по дизайну Филиппа Старка

Старк относится к Венеции без традиционного пиетета. “Город, у которого ноги в грязи, а голова в небе, – смеется он. – За что его любить?” Но эта непочтительность не поме­шала дизайнеру подойти к своему проекту отеля PalazzinaG со всей серь­езностью.

В курительной комнате пуфы и софа из коллекции Privé фабрики Cassina, журнальный столик Tronc Foot фабрики xO по дизайну Старка и белое кожаное кресло Pittsburgh от Marie’s Corner.

В курительной комнате пуфы и софа из коллекции Privé фабрики Cassina, журнальный столик Tronc Foot фабрики xO по дизайну Старка и белое кожаное кресло Pittsburgh от Marie’s Corner.

Вместе с владельцем палаццо и коренным венецианцем Эмануэле Гароши он полтора года готовил проект перестройки двух соседних зданий, выходящих на Большой канал. В первом – роскошном позднеготическом палаццо XVI века – по их задумке расположились шесть сьютов (по одному на этаж), во втором – остальные восемнадцать двухместных номеров.

Вход в отель Palazzina Grassi со стороны Большого канала. Посетителей встречают гигантские шахматные фигуры. В холле — красная люстра по дизайну голландца Пита Буна.

Вход в отель Palazzina Grassi со стороны Большого канала. Посетителей встречают гигантские шахматные фигуры. В холле — красная люстра по дизайну голландца Пита Буна.

“Только разрешения на постройку перехода между двумя зданиями заняли пять толстых папок, – рассказывает Старк. – Итальянская бюрократия оказалась даже круче французской”.

Спальня одного из сьютов. Зеркала выполнены в муранских мастерских по рисункам Старка.  “Мы долго спорили, стоит ли делать вокруг кровати этот зеркальный коридор, — рассказывает владелец гостиницы Эмануэле Гароши. — А потом подумали — какого черта! Люди с не­устойчивой психикой в Венецию не поедут”.

Спальня одного из сьютов. Зеркала выполнены в муранских мастерских по рисункам Старка.  “Мы долго спорили, стоит ли делать вокруг кровати этот зеркальный коридор, — рассказывает владелец гостиницы Эмануэле Гароши. — А потом подумали — какого черта! Люди с не­устойчивой психикой в Венецию не поедут”.

В PalazzinaG все венецианское: начи­ная от штукатурки и заканчивая многочисленными люстрами, которые делал в одной из муранских мастерских художник Аристид Нажан. Но дух в отеле царит старковский. ­Ресторан с преувеличенно длинным столом освещают огромные лампы, отражающиеся в бесконечных зеркалах. “В отеле 298 зеркал, – говорит Старк. – Волей-неволей придется полюбить собственное отражение”.

Главный ресторан имеет только один стол, зато очень длинный. Вокруг него расставлены стулья Navy, которые Старк сделал для Emeco.

Главный ресторан имеет только один стол, зато очень длинный. Вокруг него расставлены стулья Navy, которые Старк сделал для Emeco.

Все общественные зоны неуловимо напоминают каюту водного такси, которое привозит постояльцев в гостиницу (входа с улицы у нее нет, только с канала). “Конечно, – объясняет дизайнер, – мы использовали для обивки тот же самый мореный дуб. Филиппо, водитель и владелец катера, рассказал нам, где он его заказывал”.

Все картины в отеле принадлежат кисти  дочери Филиппа Старка — Ары Старк.

Все картины в отеле принадлежат кисти  дочери Филиппа Старка — Ары Старк.

А вот комнаты, наоборот, получились очень светлыми: нежно-розовые и цвета слоновой кости стены, зеркала и прозрачные шкафы для одежды. “Интерьер не должен отвлекать от вида из окна, – говорит Филипп. – Я же понимаю, что в PalazzinaG приезжают смотреть на воду, а не на дизайн!”

Люстра работы Пита Буна в баре отеля.

Люстра работы Пита Буна в баре отеля.

Кокетства дизайнеру, конечно, не занимать, но для венецененавистника он в своем новом проекте обошелся с ней нежно и с пониманием. “Все вышло, как мы и хотели, – лукаво улыбается Эмануэле Гароши. – Это мой город, и я знаю – он может приручить кого угодно”. 

Стены приватной зоны (в нее могут попасть только гости отеля) покрыты традиционной венецианской штукатуркой нетра­диционных цветов.

Стены приватной зоны (в нее могут попасть только гости отеля) покрыты традиционной венецианской штукатуркой нетра­диционных цветов.

Фантасмагоричная люстра над главным ресепшеном отеля выполнена по дизайну художника по стеклу Аристида Нажана, ­которого Старк прозвал “алхимиком”.

Фантасмагоричная люстра над главным ресепшеном отеля выполнена по дизайну художника по стеклу Аристида Нажана, ­которого Старк прозвал “алхимиком”.

В гостиной одного из сьютов — белое крес­ло Marie’s Corner и алюминиевый табурет SomeSung Stool по дизайну Анона Пайрота для марки Restrogen.

В гостиной одного из сьютов — белое крес­ло Marie’s Corner и алюминиевый табурет SomeSung Stool по дизайну Анона Пайрота для марки Restrogen.

Необычный прозрачный гардероб выполнен по рисунку Старка на итальянской фабрике Del Tongo.

Необычный прозрачный гардероб выполнен по рисунку Старка на итальянской фабрике Del Tongo.

В комнатах ничего лишнего: столик Foot Table для xO, кресло Bocca для Fornasetti — оба по дизайну Старка — и табурет Чарлза и Рэй Имз для Vitra.

В комнатах ничего лишнего: столик Foot Table для xO, кресло Bocca для Fornasetti — оба по дизайну Старка — и табурет Чарлза и Рэй Имз для Vitra.

Лампы, которые Старк делал для Flos еще в 2001 году, обзавелись масками — символами Венеции.

Лампы, которые Старк делал для Flos еще в 2001 году, обзавелись масками — символами Венеции.

В огромном зеркале парадного салона президентского номера отражается кресло по дизайну Старка, низкий алюминиевый столик Tronchi по рисунку итальянского дизайнера Андреа Сальветти и софа из коллекции Privé (Филипп Старк для Cassina).

В огромном зеркале парадного салона президентского номера отражается кресло по дизайну Старка, низкий алюминиевый столик Tronchi по рисунку итальянского дизайнера Андреа Сальветти и софа из коллекции Privé (Филипп Старк для Cassina).

“Венецианский” салон отеля получил свое название из-за разных муранских люстр, которые Старк повесил над длинной барной стойкой.

“Венецианский” салон отеля получил свое название из-за разных муранских люстр, которые Старк повесил над длинной барной стойкой.

В баре отеля каждый посетитель может позаимствовать телескоп, чтобы наблюдать за звез­дами над самым красивым городом на земле.

В баре отеля каждый посетитель может позаимствовать телескоп, чтобы наблюдать за звез­дами над самым красивым городом на земле.

Текст: Софи Джерляль

Фото: иван терещенко
опубликовано в журнале №3 (82) март 2010

Комментарии