В гостях у актрисы Джейн Фонды

В 2000 году, когда нача­лась эта история, покупка недвижимости не входила в планы Джейн Фонды. Знаменитая актриса жила в Атланте, мучительно разводилась с мужем, медиамагнатом Тедом Тернером, и вела переговоры с издательством на предмет публикации ее мемуаров. Но присланную ей по почте брошюру о ранчо в штате Нью-Мексико тем не менее просмотрела, и в глаза ей бросилась интересная особенность участка площадью 930 га: по его территории протекала река Пекос. За годы жизни с Тернером, у которого около дюжины ранчо, Джейн научилась разбираться в предмете и знала, что подобная географическая удача встречается крайне редко.

Джейн Фонда с арабской кобылой Житан во дворе своего ранчо в Нью-Мексико. Амбар был построен в 1960 году.

Фонда загорелась идеей посмотреть ранчо под названием Forked Lightning. “Будучи замужем за Тедом, я увлеклась рыбалкой и знала, что мне будет недоставать этого занятия. И вот сама судьба послала мне место, где река с лососем течет прямо перед домом!” – вспоминает она. Осматривать ранчо Джейн полетела с дочерью Ванессой Вадим. “Едва ступив на эту землю, я поняла, что очутилась дома. Это было так красиво, что волосы дыбом вставали”, – рассказывает она.

Основное здание на ранчо Фонды построено в традиционном для Нью-Мексико стиле — стены из самана, скатная крыша, ­открытая веранда.

Помимо пейзажа ей также приглянулся амбар, построенный в 1960-м важным для Нью-Мексико архитектором Джоном Го Мимом. Фонда решилась присоединить титул “ранчовладелица” к длинному списку своих занятий, уже включавшему такие пункты, как “оскароносная актриса”, “эксперт по фитнесу”, “писательница” и ­“политическая активистка”.

Гостиная. Резная антикварная люстра перекликается с головой лося над камином. На каминной полке стоят деревянные подсвечники. На стенах картины Марион Каваны Уотчел. На консоли лампы 1900 года.

На ранчо свое она приезжает для того, что­бы отдохнуть от всей этой разнообразной деятельности. Участок ее примыкает к национальному парку Пескос и представляет собой часть гигантского участка, когда-то принадлежавшего киноактрисе Грир Гарсон и ее мужу Бадди Фогельсону. Однако, когда Фонда купила землю, единственным жильем на ней была бревенчатая хижина. Там Джейн и прожила три года, пока строила River House – “Дом у реки”, обширный особняк, способный вместить детей актрисы и их семьи.

Столовая. На стене картина Элисон Скиннер (1922). На столе испанские антикварные подсвечники.

Фонда хотела построить дом, архитектура которого воспроизводила бы традиционные для Нью-Мексико ранчо, которые строились и расширялись годами. Ривер-Хаусу сделали такую же скатную кровлю, толстые стены из самана и вручную оштукатуренные стены терракотового цвета. Фонда тщательно собирала подлинные детали, например потолочные балки, старых домов в окрестностях. Антикварные двери, впрочем, она купила в Санта-Фе.

Спальня хозяйки дома. Рисунок изголовья кровати Джейн Фонда придумала сама. Светильники на потолке привезены из Италии. Белье на кровати винтажное.

Камины делались по образцам из книги по истории мексиканских очагов, а полы выкладывались из розовато-лилового кирпича – это еще одна архитектурная традиция штата. В результате дом выглядит очень сельским и очень пожившим – ни за что не скажешь, что он построен совсем недавно. “Когда ко мне в гости приехал Роберт Редфорд, он подумал, что дому лет сто!” – гордо рассказывает хозяйка.

Фрагмент спальни хозяйки. Над камином мексиканская религиозная картина XIX века. Комод XVIII века тоже из Мексики.

Работая над домом, Фонда и в самой себе раскрыла дизайнерские таланты, спроектировав кровати для своей спальни и спальни дочери. Вообще, естественно, многие предметы приехали на ранчо вместе с актрисой как сувениры ее долгой и насыщенной событиями жизни. Например, лосиная голова над камином в гостиной была самолично добыта ею во время охоты на ранчо Тернера в Монтане. Кроме того, Фонда страстно коллекционирует самые разные предметы, и ее находки заполняют интерьер. Майолика и керамика, японские корзинки, калифорнийская живопись, ковры индейцев племени навахо... Большое впечатление производит гербарий – серия высушенных цветков, лично собранных и идентифицированных Фондой и вставленных в рамки. Имеется у актрисы и большая коллекция книг: чтобы разместить ее, Фонда устроила в одном из помещений антресоль по образцу публичной библиотеки в Санта-Фе. Там же, кстати, и ­ковры навахо себе место нашли.

На антресоли разместились книги Фонды и ее коллекция ковров племени навахо.

Фонда связывает свой интерес к искусству и дизайну с влиянием Миллисент Роджерс – ее кузины, которая жила в Таосе (штат Нью-Мексико) в 1940-х и была иконой стиля, светской львицей и коллекционеркой. “Я ее не очень хорошо знала, но она меня очень вдохновляет, и мне кажется, что я ощущаю ее присутствие. Возможно, она привела меня к этому месту”, – говорит Джейн.

Ванная комната при спальне хозяйки. На полу лежит ковер племени навахо.

Как и у ре­ки Пекос, которая причудливо извивается по землям ранчо, в жизни Фонды было много крутых и странных поворотов. Но вот уже больше дюжины лет как она обрела свой персональный оазис. “На этой земле я отходила от своего развода и пыталась понять, что собой представляла моя жизнь – ну тот ее отрезок, который я к тому времени прожила. Собственно, в этом доме я книгу и написала. Это очень, очень важное для меня место”. Книга вышла в Америке в 2005 году под названием My Life So Far – “Жизнь как я ее пока прожила”. Название предполагает продолжение, и мало кто сомневается, что Фонда наделает дел, наиграет ролей и переживет приключений еще не на один том.

На кровати — лежанка, украшенная “пакис­танскими” тканями, Ann Lawrence Collection.

А где она его будет писать, понятно: на своем ранчо, глядя в окно на реку и иногда выходя на улицу в резиновых сапогах и с удочкой.

Текст: Аннетт Таперт

читайте также

Комментарии