Цветной дом в Нью-Йорке

Стоя перед фасадом огромного, современной постройки дома в колониальном стиле в одном из пригородов Нью-Йорка, дизайнеры Билл Даймонд и Энтони Баратта пытались принять решение – отказаться от заказа или все-таки взяться за него. Собирались даже монетку бросить. “Это был невероятно скучный дом – ничего вдохновляющего, – признается Даймонд. – То, что слева, то и справа, и обратное так же верно... Да, у хозяев была прекрасная коллекция современного искусства, с которой было бы интересно поработать в интерьере. Но мы все равно едва не отказались – уж больно предсказуемым было само здание”.

Зеркало между окнами создано по эскизам дизайнеров.

Зеркало между окнами создано по эскизам дизайнеров.

В конце концов согласиться на эту работу дизайнеров подвиг тот факт, что хозяева особняка тоже были не в восторге от своего приобретения. Они вообще-то собирались купить дом в модернистском стиле и даже приценивались к одному, построенному по соседству великим Филипом Джонсоном. 

Гостевая спальня выкрашена  в оранжево-красный цвет. Энтони Баратта считает этот оттенок “нейтральным”.

Гостевая спальня выкрашена  в оранжево-красный цвет. Энтони Баратта считает этот оттенок “нейтральным”.

“Дом, который они в результате купили, стоял в правильном месте, подходил им по размеру, в нем было нужное количество квадратных метров (около тысячи восьмисот) и спален для семьи с двумя маленькими детьми”, – объясняет Даймонд. Но стиль хозяевам не нравился совершенно, и это внушило дизайнерам надежду: “Посовещавшись, мы с Энтони все-таки взялись за проект”.

Комната для завтраков. Оттенки плетеного ковра, сделанного по дизайну Даймонда и Баратты, повторяются в столешнице стола, спроектированного ими же.

Комната для завтраков. Оттенки плетеного ковра, сделанного по дизайну Даймонда и Баратты, повторяются в столешнице стола, спроектированного ими же.

Первым шагом в работе стало радикальное “хирургическое вмешательство”, что-то вроде архитектурной липосакции – избавление интерьера от “жирка” в виде лишних деталей. “Помните, несколько лет назад архитекторы будто помешались на колоннах? В этом доме мы выкидывали колонны буквально из каждой комнаты, включая гостиную, столовую, спальню и даже кухню!” – смеется Баратта.

Ванная комната  при спальне хозяев.  В зеркале отражается  винтажное кресло по дизайну Джо Понти.  Пол тоже сделан по мотивам орнаментов Понти.

Ванная комната  при спальне хозяев.  В зеркале отражается  винтажное кресло по дизайну Джо Понти.  Пол тоже сделан по мотивам орнаментов Понти.

За колоннами последовали помпезные каминные порталы, лепные карнизы и прочие излишества. Деревянные полы в доме побелили, стены выкрасили в светлые или локальные оттенки, служащие хорошим фоном для произведений искусства – и мебели, которую дизайнерам еще предстояло подобрать.

Спальня хозяев в этом доме — не одна комната, а целая группа помещений, как гостиничный люкс. В “гостиной при спальне” стены покрыты синим лаком.

Спальня хозяев в этом доме — не одна комната, а целая группа помещений, как гостиничный люкс. В “гостиной при спальне” стены покрыты синим лаком.

Теперь входной вестибюль особняка скучным уж точно не назовешь. Стены и купольный потолок лестничного холла украшает черно-белая роспись Отто Цитко, заказанная специально для этого дома. У дальней стены, на фоне полосатой бумажной аппликации работы художника Олафа Николая, стоит спроектированный Даймондом и Бараттой диванчик с круглыми дырками в спинке – и он, надо сказать, не теряется рядом с ярко-синим креслом по дизайну Джо Понти.

Вестибюль первого этажа. На стене — композиция Олафа Николая из обрезков цветной бумаги. Трехметровый диван сделан по дизайну Даймонда и Барат­ты. Рисунок ковра тоже разработан дизайнерами по мотивам одной из картин абстракциониста Фрэнка Стеллы. Кресло по дизайну Джо Понти, 1950-е годы.

Вестибюль первого этажа. На стене — композиция Олафа Николая из обрезков цветной бумаги. Трехметровый диван сделан по дизайну Даймонда и Барат­ты. Рисунок ковра тоже разработан дизайнерами по мотивам одной из картин абстракциониста Фрэнка Стеллы. Кресло по дизайну Джо Понти, 1950-е годы.

“Мы – люди с воображением, любим цвет, и любая созданная нами комната имеет четкую композицию. Вам с порога ясно, куда тут смотреть и что в пространстве главное”, – говорит Баратта. Когда-то, три­дцать лет назад, он пришел в бюро Билла Даймонда ассистентом, а до распада дуэта отвечал в их бизнесе за строительно-архитектурные вопросы. Даймонд в их дуэте главный колорист: не случайно своим любимым местом в интерьере он называет кухню – стены, покрытые цветным стеклом (оттенки растянуты от нежно-голубого до глубокого синего), превращают комнату в произведение современного искусства.

Хозяйка дома очень любит синий цвет, и в интерьере его много. На полу ко­ридора второго этажа — дорожка, Stark Carpet. Ее длина — 19 метров.

Хозяйка дома очень любит синий цвет, и в интерьере его много. На полу ко­ридора второго этажа — дорожка, Stark Carpet. Ее длина — 19 метров.

Дизайнеры сделали вместе десятки проектов – как они говорят, “спасли их от банальности”. Им нравится соединять вместе “элементы психоделических 1960-х, авангардных 1970-х и графичные объекты 1930-х и 1940-х годов”. “Наши проекты не для слабонервных”, – с готовностью признают Даймонд и Баратта.

Парадная лестница размещена в круглом холле.  Стены и потолок украшает роспись австрийского художника Отто Цитко.

Парадная лестница размещена в круглом холле.  Стены и потолок украшает роспись австрийского художника Отто Цитко.

Так-то оно так, но деликатность по отношению к чувствам заказчика дизайнерам, к счастью, тоже не чужда. Например, хозяйка этого дома любит яркие цвета – особенно синий, которого в интерьере множество, от ковровых дорожек в коридорах до стен кухни. А вот хозяину явно нравятся более сдержанные оттенки. “Библиотеку мы сделали специально для него – она куда спокойнее, чем весь остальной дом”, – говорит Даймонд. 

Так называемая игровая комната. Стулья созданы Уорреном Платнером для Knoll в 1960-х. Столик по дизайну итальянца Джу­зеппе Терраньи, 1950-е.

Так называемая игровая комната. Стулья созданы Уорреном Платнером для Knoll в 1960-х. Столик по дизайну итальянца Джу­зеппе Терраньи, 1950-е.

Мебель дизайнеры тоже выбирали, спрашивая мнение хозяев: они вместе выехали в Лондон (в Нью-Йорке, считает Даймонд, приличной современной мебели не найти) и неделю провели в поисках того, что им было нужно. “Процесс проходил очень приятно, потому что заказчики оказались людьми весьма решительными: над любой вещью они совещались всего по паре минут”, – вспоминают дизайнеры.

Декор гостиной построен на сочетании трех основных цветов — белого, синего и красного. Шезлонг по дизайну Харви Проббера, 1970-е годы. Большая часть остальной мебели спроектирована Даймондом и Бараттой. Между окнами висит гравюра работы Ричарда Серра, 2001 год.

Декор гостиной построен на сочетании трех основных цветов — белого, синего и красного. Шезлонг по дизайну Харви Проббера, 1970-е годы. Большая часть остальной мебели спроектирована Даймондом и Бараттой. Между окнами висит гравюра работы Ричарда Серра, 2001 год.

В результате этой лондонской шопинг-экспедиции в интерьере теперь стоит масса дизайнерской классики – вроде деревянного комода по дизайну Джо Понти в столовой и игрового столика работы итальянца Джузеппе Терраньи в игровой комнате. Рядом с этими шедеврами – мебель, сделанная по эскизам Даймонда и Баратты: без такой ни один их проект не обходится, и, чтобы их заказы исполнялись в точности, дизайнеры давно завели по всем Штатам собственную сеть мастеров, которым могут доверять. Пример их работы – два стола, поставленные в парадной столовой.

Парадная столовая  оформлена с таким расчетом, чтобы обеспечивать максимальную гибкость в приеме гостей — сделать комнату удобной и для семейных обедов, и для многолюдных приемов. Именно для этого дизайнеры поставили здесь два стола — круглый и квадратный: за ними можно разместить двадцать четыре человека. Изготовленные на заказ во Франции хрустальные люстры — квадратная  и круглая — висят над столами соответствующей формы. Комод у стены —  винтажная вещь по ди­зайну Джо Понти.

Парадная столовая  оформлена с таким расчетом, чтобы обеспечивать максимальную гибкость в приеме гостей — сделать комнату удобной и для семейных обедов, и для многолюдных приемов. Именно для этого дизайнеры поставили здесь два стола — круглый и квадратный: за ними можно разместить двадцать четыре человека. Изготовленные на заказ во Франции хрустальные люстры — квадратная  и круглая — висят над столами соответствующей формы. Комод у стены —  винтажная вещь по ди­зайну Джо Понти.

Над круглым Даймонд и Баратта повесили цилиндрическую люстру, а над квадратным – как нетрудно предположить, квадратную. Сделаны они на одной фабрике, и дизайнерам пришлось повозиться, чтобы уговорить ее владельцев взять нестандартный заказ. И это уже пример того, как работают Даймонд и Баратта: они никогда не пустят на самотек ни одну деталь в интерьере и готовы на все, чтобы добиться своего. Главное – чтобы проект был им интересен. Этому дому – и его хозяевам – повезло: Даймонд и Баратта явно не скучали. 

Ванные при гостевых спальнях облицованы стеклянной плиткой оранжевых и синих  оттенков. “За стеклянной плиткой будущее!” — уверяет Даймонд.

Ванные при гостевых спальнях облицованы стеклянной плиткой оранжевых и синих  оттенков. “За стеклянной плиткой будущее!” — уверяет Даймонд.

Хозяйская спальня: стены выкрашены в приглушенный синий цвет. Ткани разработаны Даймондом и Бараттой.

Хозяйская спальня: стены выкрашены в приглушенный синий цвет. Ткани разработаны Даймондом и Бараттой.

Цветной дом в Нью-Йорке

Вся система хранения на огромной и весьма  функциональной кухне спрятана за панелями из цветного стекла.

Вся система хранения на огромной и весьма  функциональной кухне спрятана за панелями из цветного стекла.

Текст: Дорис Шеврон

Комментарии