Отель The Peninsula в Париже

Этот дом, утопающий в зелени платанов, построили в 1908 году для отеля Majestic. Позже его выкупило государство, и по адресу авеню Клебер, 19, прописалась штаб-квартира ЮНЕСКО, а с 1958-го французский МИД использовал его как конференц-центр и место для приемов на высшем уровне.

Реставраторы скрупулезно восстановили исторический фасад.

Реставраторы скрупулезно восстановили исторический фасад.

К восстановлению дворца подошли с такой тщательностью, словно речь шла о Версале. Не удивительно: некоторые компании, строившие отель, были признаны национальным достоянием Франции. Например, мастерская Fonderie GHM, известная по обрамлениям входов в парижское метро в стиле ар-нуво, отливала ограду на крыше отеля, а перилами парадной лестницы занимались мастера Schwartz & Meurer, строители Эйфелевой башни. 

Здание построили в 1908 году для оте­ля Majestic. Это был легендарный парижский Гранд, видавший в своих стенах Пруста, Стравинского и Гершвина.

Здание построили в 1908 году для оте­ля Majestic. Это был легендарный парижский Гранд, видавший в своих стенах Пруста, Стравинского и Гершвина.

Реставрацию заказали маленьким семейным компаниям, одна из которых, Ateliers Gohard, эксперт по позолоте, действительно работала в Версальском дворце и реставрировала купол Дома инвалидов. Восстановить лепнину поручили S.O.E. Stuc et Staff, компании, в послужном списке которой Лувр, Гран- и Пти-Пале.

Для восстано­вления фасада использовали тот же известняк, что и сто лет назад для его строительства.

Для восстано­вления фасада использовали тот же известняк, что и сто лет назад для его строительства.

Для наружных работ пригласили камнетесов из Degaine, которые расчистили заросший грязью десятилетий фасад, а его утраченные элементы изготовили из известняка, взятого из тех же карьеров, что и сто лет назад.

Только на монтаж люстры Lasvit из восьмисот хрустальных лепестков ушло две недели.

Только на монтаж люстры Lasvit из восьмисот хрустальных лепестков ушло две недели.

Если внешний облик здания остался неизменным, то интерьер подвергся модернизации. Из четырехсот оригинальных номеров сделали двести, а само здание углубили на три этажа, чтобы построить спа с двадцатиметровым бассейном и парковку.

Двухстворчатые двери Le Bar Kléber распахиваются на террасу, где  можно выпить на открытом воздухе.

Двухстворчатые двери Le Bar Kléber распахиваются на террасу, где  можно выпить на открытом воздухе.

Номера в парижской The Peninsula можно назвать технологическим чудом: они управляются с планшетов одним кликом, а в их стенах спрятано пятьсот километров скрытой проводки – примерно в десять раз больше, чем обычно бывает в отелях.

Потолок ресторана кантонской кухни Lili.

Потолок ресторана кантонской кухни Lili.

Благодаря современным арт-объектам лобби тоже не выглядит как музей. Первое, что бросается в глаза, – люстра Lasvit с восемьюстами “танцующими” хрустальными листьями, которые ветер словно разметал по всему залу. И сразу становится ясно: действие происходит здесь и сейчас.

Лепнина на потолке в Адамовском салоне.

Лепнина на потолке в Адамовском салоне.

Элемент оформления потолка в лобби.

Элемент оформления потолка в лобби.

Отель The Peninsula в Париже

Текст: Александр Кулиш

Фото: архив пресс-службы
опубликовано в журнале №10 (133) ОКТЯБРЬ 2014

Комментарии