Асимметричная квартира в Москве

Автор проекта Татьяна Смирнова и ее соавтор архитектор Антонина Литвиненко

Архитектор Татьяна Смирнова не оставляет случайностям ни малейшего шанса. Любая деталь в этой квартире – будь то асимметричные стеллажи, стеклянная перегородка между кухней и гардеробом или необычная форма потолков – имеет практическое обоснование. Если говорить коротко, то все они помогают исправить “врожденные” дефекты пространства. “Эта квартира очень сложная – предельно узкая в центральной части и асимметричная. Здесь было трудно придумать удобную планировку, но этим она и хороша – а иначе просто неинтересно работать!” – смеется Татьяна. Задача усложнялась тем, что на площади немногим более ста квадратных метров требовалось разместить семью из четырех человек, а к концу работы над проектом их вообще стало пятеро.

Стена за стеллажом покрыта оранжевой краской и перекликается с оттенками полок на кухне. На полу — паркетные щиты. “Многие производители считают, что  щиты без канта нестабильны, но это уже не первый объект, где я делаю такой пол, — проблем не было”, — говорит Смирнова.  Диван, Flexform.

Стена за стеллажом покрыта оранжевой краской и перекликается с оттенками полок на кухне. На полу — паркетные щиты. “Многие производители считают, что  щиты без канта нестабильны, но это уже не первый объект, где я делаю такой пол, — проблем не было”, — говорит Смирнова.  Диван, Flexform.

“Если ты имеешь дело с асимметричной квартирой, решай ее асимметрично, не надо бороться с тем, с чем бороться невозможно”, – считает Смирнова. Архитектор “вышибала клин клином”, наполнив интерьер множеством предметов сложной, неправильной формы. Взяв за основу стеллаж Emmemobili, она по его образу и подобию спроектировала и полки в ванной, и систему хранения в гостиной, которая сперва идет вдоль стены, а потом загибается, образуя закуток для кабинета. “Интерьер должен быть как хороший джаз, – считает архитектор. – Если ты задал тему, надо ее развивать”.

Фрагмент гостиной. Кресло Meridiani в той же обивке, что и кровать в спальне.

Фрагмент гостиной. Кресло Meridiani в той же обивке, что и кровать в спальне.

Асимметрия захватила даже потолок – он имеет сложный рельеф в виде неправильной трапеции. “Потолки здесь, как и в большинстве новостроек, не очень высокие, и было понятно, что где-то их придется понижать, чтобы провести коммуникации, – рассказывает автор проекта. – Обычно в таких случаях просто делают перепад высот в виде ступеньки, а я сделала трапецию – чтобы появилась динамика и пространство казалось выше”.

Столовая. В нише — стеллаж Emmemobili, который задал форму для сделанной на заказ мебели в остальных зонах квартиры. Стол и стулья — той же марки. Люстра “Артишок” по дизайну Поуля Хеннингсена, Louis Poulsen.

Столовая. В нише — стеллаж Emmemobili, который задал форму для сделанной на заказ мебели в остальных зонах квартиры. Стол и стулья — той же марки. Люстра “Артишок” по дизайну Поуля Хеннингсена, Louis Poulsen.

Чтобы закамуфлировать торчащий посреди кухни пилон, Татьяна обшила ее тем же искусственным камнем, из которого сделаны кухонные фасады, – теперь несущий элемент выглядит так, словно это часть шкафа-колонны. А стеклянная стена между кухней понадобилась для того, чтобы зрительно расширить пространство. Татьяна говорит, что этот прием работает особенно эффектно, когда в гардеробной включается свет. На расширение пространства работает и штора, скрывающая выступ стены в гостиной: кажется, что за ней находится окно.

Изначально заказчик мечтал о черном интерьере, но эта идея эволюционировала, и в итоге от нее осталась только кухня с фасадами из искусственного камня цвета антрацита, Modulnova. За стеклянной перегородкой находится гардеробная.

Изначально заказчик мечтал о черном интерьере, но эта идея эволюционировала, и в итоге от нее осталась только кухня с фасадами из искусственного камня цвета антрацита, Modulnova. За стеклянной перегородкой находится гардеробная.

Но иллюзии иллюзиями, а живут в квартире вполне реальные люди, и то, что здесь удалось организовать полноценный современный интерьер с кухней-гостиной, тремя спальнями (включая родительскую, имеющую собственный санузел и гардеробную), кабинетом и несколькими подсобными помещениями, – вполне реальная заслуга архитектора.

Стеллаж, за которым спрятано рабочее место с большим компьютером и принтером, сделан  на заказ компанией “Венгес” по эскизам Смирновой.

Стеллаж, за которым спрятано рабочее место с большим компьютером и принтером, сделан  на заказ компанией “Венгес” по эскизам Смирновой.

“Прихожу я как-то сюда уже после окончания проекта, а мне навстречу через гостиную несется дочь заказчиков верхом на тумбочке, – вспоминает Татьяна. – Спрашиваю у хозяйки: “И давно она так катается?” Хозяйка говорит: “Месяца три”. Я посмотрела на пол – ни царапины. И вот тогда я поняла, что мы классный проект сделали: если через три месяца катания на тумбочке на полу нет ни царапины, если мама на ребенка не кричит дурным голосом, а ребенку на ста семи метрах при такой нагрузке есть где кататься на тумбочке, – это хорошая квартира”. 

Спальня хозяев. Кровать, Meridiani. Декоративной покраской стен и потолка в квартире занимался Марат Ка.

Спальня хозяев. Кровать, Meridiani. Декоративной покраской стен и потолка в квартире занимался Марат Ка.

В ванной — стеллаж по эскизам Татьяны Смирновой. Деревянная раковина, Agape. Унитаз, Villeroy & Boch.

В ванной — стеллаж по эскизам Татьяны Смирновой. Деревянная раковина, Agape. Унитаз, Villeroy & Boch.

Текст: Анастасия Ромашкевич 

Продюсер и стилист интерьера Наталья Онуфрейчук

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №10 (133) ОКТЯБРЬ 2014

Комментарии