Дом по проекту Николая Белоусова

Николай Белоусов —архитектор в третьем поколении. Его дед Владимир Семенов был главным архитектором Москвы, а отец Владимир Белоусов — известный градостроитель.

Подавляющее большинство русских архитекторов – западники. Они учились в советские времена, испытывали информационный голод, разрывали на части иностранные журналы и на веки вечные втемяшили себе в голову, что “серьезный” дом должен быть построен из стекла и бетона и выглядеть как строгие кубики Людвига Мис ван дер Роэ. Ну, или как кривули Фрэнка Гери. Студенты выросли и успешно строят. Их дома похожи на творения Миса и Фрэнка Ллойда Райта. Это хорошие дома. Но по ним нельзя сказать, что это дома РУССКИЕ. Ну и правда: как его делать-то сегодня, русский архитектурный стиль? Не копировать же, в самом деле, самое русское, что было в нашей архитектуре, – деревянное зодчество Севера (которым, кстати, все наши архитекторы неустанно восхищаются). Да, это национальный стиль и национальный способ работы с материалом и конструкцией. Но это дела давно минувших дней. Зачем клиенту-банкиру “рубка в обло”?

Вид на “входной” торец дома. Под навесом, соединяющим его с хозблоком, скрывается главный вход.

Вид на “входной” торец дома. Под навесом, соединяющим его с хозблоком, скрывается главный вход.

Архитектор Николай Белоусов, как и его коллеги в XXI веке, строит абсолютно современные дома. Но строит их по-русски – из дерева, и пользуясь теми же принципами, что его коллеги XVII века.

Каминная зона на первом этаже. Мягкая мебель, Armani Casa. Мебель для дома хозяева подбирали в основном сами, без участия архитектора.

Каминная зона на первом этаже. Мягкая мебель, Armani Casa. Мебель для дома хозяева подбирали в основном сами, без участия архитектора.

Дом, который Белоусов построил в Подмосковье для семьи с тремя детьми, стоит на квадратном ­участке шестьдесят на шесть­десят метров. Двухэтажное здание вытянуто вдоль одной стороны участка и делит его на две неравные части. Пространства нанизаны на ось – от входа к гостиной, столовой и дальше к бане. Из всех зон этой “общественной” анфилады есть выходы на идущий вдоль фасадов деревянный помост (местами он становится галереей). 

Места на кухне достаточно и для готовки, и для семейных трапез. Кухня, Snaidero.

Места на кухне достаточно и для готовки, и для семейных трапез. Кухня, Snaidero.

На втором этаже, где расположены спальни, все чуть более закрыто. Но оконные проемы все равно огромны, и дом все равно производит впечатление прозрачности и планировочной гибкости – любое внутреннее пространство в любой момент может оказаться открытой террасой и наоборот. Хозяева говорят, что и через год после новоселья они продолжали открывать для себя эти “эффекты неожиданности”. 

Столовая. Практически все конструкции в доме выполнены из лиственницы. На этой фотографии хорошо видно, как соединяются стены.

Столовая. Практически все конструкции в доме выполнены из лиственницы. На этой фотографии хорошо видно, как соединяются стены.

Пространственная игра была главной задачей, которую ставил перед собой Белоусов. Как и положено “западному” архитектору, он каждый раз придумывает что-то особенное, что делает проект интересным для него. Но реализует свои композиционные затеи в дереве, с которым умеет работать как никто. 

Фрагмент столовой. Стены дома слегка тонированы белой краской.

Фрагмент столовой. Стены дома слегка тонированы белой краской.

У Белоусова свое производство в Галиче, и он имеет возможность рубить дерево именно так, как нужно ему, создавать именно те конструктивные узлы, которые ему необходимы. То есть объединять архитектурное творчество с осмыслением конструкции. Вообще-то в такой комплексности и заключается понятие “архитектурный стиль”. У архитектора Белоусова есть свой стиль. Современный – и безошибочно русский.

Фрагмент гостиной зоны на первом этаже. Диванная группа, Flexform.

Фрагмент гостиной зоны на первом этаже. Диванная группа, Flexform.

А еще, конечно, это просто очень уютный дом – с запахом дерева, с ощущением живого материала, с игрой света и тени, с бликами отраженного в воде (на участке три водоема) солнца. Это просто очень качественная архи­тектура. Но качественной архитектуры у нас немало. А вот по-настоящему русской она бывает редко. И поэтому я очень ценю архитектора Белоусова.

Лестничный холл — часть анфилады общественных помещений первого этажа. Среди достоинств дома — неожиданные видовые точки, которые возникают на протяжении этой анфилады.

Лестничный холл — часть анфилады общественных помещений первого этажа. Среди достоинств дома — неожиданные видовые точки, которые возникают на протяжении этой анфилады.

Спальня хозяев дома на втором этаже. Кровать и диван, B&B Italia.

Спальня хозяев дома на втором этаже. Кровать и диван, B&B Italia.

На участке вокруг дома множество зон, “примыкающих” к интерьеру, — вроде этой открытой “комнаты для завтраков”.

На участке вокруг дома множество зон, “примыкающих” к интерьеру, — вроде этой открытой “комнаты для завтраков”.

Текст: Евгения Микулина

Фото: Ричард Пауэрс
опубликовано в журнале №10 (89) октябрь 2010

Комментарии