Квартира в Техасе по дизайну Келли Уирстлер, 370 м²

Хозяйка дома Уитни Кейси

У Уитни Кейси и Нава Суча сохранилась фотография, где декоратор Келли Уирстлер лежит на полу их будущей гостиной – прямо посреди грязи, пыли и строительных лесов. “Рабочие чуть не обалдели от неожиданности, – вспоминает Кейси. – А на самом деле она просто показывала нам, сколько места занимает диван, на котором можно спать”.

370-метровую квартиру в одном из самых высоких жилых зданий Остина Кейси и Суч купили не случайно. Им понравились высокие, под пять метров, потолки и виды на озеро: “Здесь такие закаты, что с ума можно сойти”, – говорит хозяйка.

Гостиная. Люстра по дизайну Дэвида Уикса. Диваны в обивке из кожи и бархата, а также журнальные столики с мраморными столешницами сделаны по эскизам Уирстлер. На одном из них — абстрактная скульптура Soft Curves Дэвида Лири и мраморная фигура обнаженной Чака Додсона. У окна скульптура El Pensador Карлоса Хулио Рамиреса Вальехо. Перед ней — пара итальянских кресел 1950-х годов.

Гостиная. Люстра по дизайну Дэвида Уикса. Диваны в обивке из кожи и бархата, а также журнальные столики с мраморными столешницами сделаны по эскизам Уирстлер. На одном из них — абстрактная скульптура Soft Curves Дэвида Лири и мраморная фигура обнаженной Чака Додсона. У окна скульптура El Pensador Карлоса Хулио Рамиреса Вальехо. Перед ней — пара итальянских кресел 1950-х годов.

Но ключевым моментом было центральное местоположение – Кейси всю жизнь прожила в Нью-Йорке, и ей было важно находиться там, где кипит жизнь: “Я привыкла, что до ближайшей химчистки или продуктовой лавки можно дойти пешком”.

Обои для главной спальни сделаны на заказ компанией de Gournay. Кровать, кресла, прикроватные тумбы и ковер — по дизайну Келли Уирстлер. Картина на стене слева — работа Эвелин Мартин, а та, что над кроватью, принадлежит кисти художника кубинского происхождения Агустина Фернандеса. На переднем плане два винтажных столика по дизайну Карла Спрингера.

Обои для главной спальни сделаны на заказ компанией de Gournay. Кровать, кресла, прикроватные тумбы и ковер — по дизайну Келли Уирстлер. Картина на стене слева — работа Эвелин Мартин, а та, что над кроватью, принадлежит кисти художника кубинского происхождения Агустина Фернандеса. На переднем плане два винтажных столика по дизайну Карла Спрингера.

При этом сама квартира с бетонными полами и голыми стенами была лишена даже намека на индивидуальность, хотя теперь – при наличии гигантского мраморного камина, ярких психоделических обоев и повторяющихся то здесь, то там принтов под зебру – ее сложно заподозрить в отсутствии собственного лица.

Уирстлер сама спроектировала обеденный стол со стеклянной столешницей, а винтажные стулья по дизайну Иб Кофод-Ларсен перетянула коровьей шкурой с рисунком под зебру. Над столом — винтажная люстра. На стене — картина Даниэля Каммингса. На заднем плане — кухня с островом из мрамора. Сделаны на заказ по дизайну автора проекта. Слева виден фрагмент примыкающего к столовой бара.

Уирстлер сама спроектировала обеденный стол со стеклянной столешницей, а винтажные стулья по дизайну Иб Кофод-Ларсен перетянула коровьей шкурой с рисунком под зебру. Над столом — винтажная люстра. На стене — картина Даниэля Каммингса. На заднем плане — кухня с островом из мрамора. Сделаны на заказ по дизайну автора проекта. Слева виден фрагмент примыкающего к столовой бара.

Идея Уирстлер была в том, чтобы сделать пространство максимально открытым. Для этого она сломала перегородку между гостиной и столовой. Одну из предполагавшихся по проекту спален она превратила в телевизионную комнату, в другой устроили гардеробную, а в примыкающей к столовой комнатке организовала бар со стенами из черного с золотыми вкраплениями мрамора – Кейси сравнивает его с драгоценной шкатулкой.

Фрагмент столовой с винтажным итальянским шкафчиком из стекла, дерева и латуни, на нем — пара ламп, Stilnovo, работа Пикассо и бронзовая голова работы Алена Кантареля.

Фрагмент столовой с винтажным итальянским шкафчиком из стекла, дерева и латуни, на нем — пара ламп, Stilnovo, работа Пикассо и бронзовая голова работы Алена Кантареля.

Самой нервной частью проекта стала установка камина. “Мы боялись, что он проломит перекрытия, поэтому пришлось звать на подмогу инженеров”, – вспоминает Кейси.

Телевизионная комната. Итальянские кресла 1950-х годов перетянуты кожей в горошек. Столик сделан на заказ по образу винтажной мебели Fontana Arte. Ковер по дизайну Келли Уирстлер. Стена облицована мрамором. Ну а сам телевизор скрывается за арт-объектом из дерева и полиуретана, который создал Дэнни Эсквинази специально для этого интерьера.

Телевизионная комната. Итальянские кресла 1950-х годов перетянуты кожей в горошек. Столик сделан на заказ по образу винтажной мебели Fontana Arte. Ковер по дизайну Келли Уирстлер. Стена облицована мрамором. Ну а сам телевизор скрывается за арт-объектом из дерева и полиуретана, который создал Дэнни Эсквинази специально для этого интерьера.

Теперь поверх впечатляющих размеров мраморного портала красуется абстрактная работа лос-анджелесского художника Джона Уильямса. “Она по-настоящему безумна и добавляет в интерьер элемент непредсказуемости”, – считает хозяйка квартиры.

Прихожая. Обои сделаны на заказ компанией Porter Teleo. Консольный столик сделан по эскизам Уирстлер, над ним — винтажное зеркало.

Прихожая. Обои сделаны на заказ компанией Porter Teleo. Консольный столик сделан по эскизам Уирстлер, над ним — винтажное зеркало.

Справедливости ради надо сказать, что Уирстлер настаивала на еще более экстравагантном решении и планировала добавить в интерьер желтый ковер, розовый стол и диваны цвета кобальта, но Кейси была против. “Не люблю, когда в интерьере слишком много цвета”, – говорит она. Тем не менее она не имела ничего против синей спальни и явно гордится эффектом, который производят на гостей обои с ярким абстрактным узором в прихожей. “Да у них с порога челюсть отваливается!” – смеется Кейси.

Обои Chroma Paper на стенах гостевой спальни сделаны по дизайну Уирстлер для Lee Jofa, а кресло Elliott из ее собственной именной коллекции. Обтянутый пергаментом шкафчик сделан на заказ.

Обои Chroma Paper на стенах гостевой спальни сделаны по дизайну Уирстлер для Lee Jofa, а кресло Elliott из ее собственной именной коллекции. Обтянутый пергаментом шкафчик сделан на заказ.

Многие также полагают, что в интерьере полно сексуальных аллюзий – здесь кругом изображения женского тела, а лампа в гостиной напоминает презерватив. Хотя сама хозяйка дома склонна к ассоциациям иного рода и считает, что диваны в гостиной похожи на пирожные макароны. И к тому же они очень вместительны – можно усадить пятнадцать человек.

Стены ванной облицованы розовым мрамором, тумба под раковину обтянута пергаментом. В зеркале отражается светильник 1960‑х годов, Barovier & Toso. Бронзовая скульптура Nadia — работа Тома Корбина. Треугольные табуретки 1970-х годов перетянуты розовой кожей.

Стены ванной облицованы розовым мрамором, тумба под раковину обтянута пергаментом. В зеркале отражается светильник 1960‑х годов, Barovier & Toso. Бронзовая скульптура Nadia — работа Тома Корбина. Треугольные табуретки 1970-х годов перетянуты розовой кожей.

Однако не все гости задерживаются в гостиной – едва ли не самым популярным местом в квартире стала гардеробная. “В ней мы ведем с мужем самые важные разговоры, – рассказывает хозяйка. – И моим подружкам здесь тоже нравится. Тут есть холодильник – можно налить белого вина и расслабиться”. А заодно – подивиться на собранную Кейси коллекцию обуви. “В Остине на каблуках ходить некуда, – утверждает она. – Так что считайте, что это художественная инсталляция!”

Гардеробная с комодом из мрамора неро-маркина и огромной коллекцией обуви.

Гардеробная с комодом из мрамора неро-маркина и огромной коллекцией обуви.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №10 (133) ОКТЯБРЬ 2014

Комментарии