Дом в бывшем цементном заводе в Барселоне, 1000 м²

Заброшенный цементный завод Рикардо Бофилл нашел в 1973 году в Барселоне. Тридцать башен, подземные коридоры и огромные машинные залы – всего около 1000 м² – он превратил в свою резиденцию и офисы принадлежащего ему бюро Taller de Arquitectura.

Бе­тон — один из любимых ма­те­ри­а­лов Ри­кар­до Бо­фил­ла. Поэто­му в за­бро­шен­ном цемент­ном за­воде он сра­зу раз­гля­дел буду­щий дом и офи­с.

Бе­тон — один из любимых ма­те­ри­а­лов Ри­кар­до Бо­фил­ла. Поэто­му в за­бро­шен­ном цемент­ном за­воде он сра­зу раз­гля­дел буду­щий дом и офи­с.

Проект прогремел во всех журналах, но знакомые Бофилла не переставали удивляться: неужели эту промышленную зону, напоминающую декорации к мрачно-футуристическому “Метрополису” Фрица Ланга, кто-то готов назвать домом? “Фабрика – волшебное место, – отвечал им Бофилл, – просто ее странную атмосферу трудно оценить дилетанту”.

Дом в бывшем цементном заводе в Барселоне, 1000 м²

Грубые бетонные стены, атриумы, висячие сады и узкие лестничные клетки идеально подошли для работы модной архитектурной мастерской. В восьми башнях Бофилл обустроил макетную лабораторию, проектные мастерские, архив, библиотеку и выставочное пространство, которое из-за огромных размеров и арочных окон назвали “Собор”. С этих крепостных стен он диктовал миру новые архитектурные идеи. Но цементный замок все еще трудно было считать настоящим домом.

“Со­бор” — гигант­ское прост­ран­ст­во вы­со­той в три этажа обыч­но­го до­ма. Для не­го Мар­та сделала чех­лы для мебе­ли и зана­ве­си из бело­го хлоп­ка.

“Со­бор” — гигант­ское прост­ран­ст­во вы­со­той в три этажа обыч­но­го до­ма. Для не­го Мар­та сделала чех­лы для мебе­ли и зана­ве­си из бело­го хлоп­ка.

Завод стал “одомашниваться” в начале 90-х годов, когда Марта де Виллалонга, жена Бофилла, решила оставить работу в Нью-Йорке и переселиться в Taller de Arquitectura. Не всякая женщина согласится жить в грубой бетонной башне, которая от каждого слова или шага наполняется гулким эхом. Но Марта – профессиональный дизайнер, и ей было интересно поработать с таким необычным пространством. “Мне захотелось сделать заводские помещения хоть немного теплее”, – рассказывает она.

Из трид­ца­ти имев­ших­ся на за­во­де ба­шен Бо­филл ос­та­вил во­семь. От до­ма до ра­бо­ты — не­сколь­ко ша­гов по вы­мо­щен­но­му гли­ня­ной плит­кой дво­ру.

Из трид­ца­ти имев­ших­ся на за­во­де ба­шен Бо­филл ос­та­вил во­семь. От до­ма до ра­бо­ты — не­сколь­ко ша­гов по вы­мо­щен­но­му гли­ня­ной плит­кой дво­ру.

Осмотрев “Собор”, Марта решила: “Никаких ковров, росписей и пошлой лепнины. Они совершенно не сочетаются с чистыми линиями фабричных интерьеров”. Она повесила белоснежные полотна во всю высоту стен, из того же материала сшила чехлы для диванов, подушек и пуфов. Ткани поглощают звук и контрастируют c грубой фактурой бетона.

Две жа­ров­ни в стене на кухне сдела­ны по ди­зай­ну Бо­фил­ла.

Две жа­ров­ни в стене на кухне сдела­ны по ди­зай­ну Бо­фил­ла.

Фитнес-зал с джакузи и гидромассажной кабиной выстроили на крыше одной из башен. В остальные комнаты Марта добавила ткани, посуду и лампы собственного дизайна.

Спаль­ня для гос­тей и ван­ная ком­на­та (фото ниже) — круг­лые, как и все остальные ком­на­ты в баш­не.

Спаль­ня для гос­тей и ван­ная ком­на­та (фото ниже) — круг­лые, как и все остальные ком­на­ты в баш­не.

Гости Taller de Arquitectura признают, что за несколько лет Марта де Виллалонга сделала почти невозможное – превратила завод в уютный современный дом. Бофилл тоже очень доволен. “Мне нравится, как она все здесь устроила. Этот порядок – полная противоположность той кочевой жизни, которую я вел раньше. К тому же ничто так не дисциплинирует, как огромные пространства”.

Ванная комната.

Ванная комната.

Фит­нес-зал из де­ре­ва и стек­ла был вы­строен на крыше одной из башен в начале 90-х.

Фит­нес-зал из де­ре­ва и стек­ла был вы­строен на крыше одной из башен в начале 90-х.

Сто­ло­вая. По­ли­ро­ван­ный сер­вант спро­ек­ти­ро­ван Мар­той де Вил­ла­лон­га.

Сто­ло­вая. По­ли­ро­ван­ный сер­вант спро­ек­ти­ро­ван Мар­той де Вил­ла­лон­га.

От­кры­тая тер­ра­са с дере­вян­ным по­мо­с­том в од­ном из дво­ри­ков. Здесь хозяева пьют утрен­ний ко­фе.

От­кры­тая тер­ра­са с дере­вян­ным по­мо­с­том в од­ном из дво­ри­ков. Здесь хозяева пьют утрен­ний ко­фе.

Бо­филл снес все лишнее, что­бы об­на­жить пер­во­на­чаль­ные конструкции зда­ний, очистил территорию от бетона и разбил сад из эвкалип­тов, пальм, олив­ко­вых де­ре­вь­ев и ки­па­ри­сов.

Бо­филл снес все лишнее, что­бы об­на­жить пер­во­на­чаль­ные конструкции зда­ний, очистил территорию от бетона и разбил сад из эвкалип­тов, пальм, олив­ко­вых де­ре­вь­ев и ки­па­ри­сов.

Сад на кры­ше. В тра­ве под олив­ко­вым де­ре­вом — фо­нарь верх­не­го све­та.

Сад на кры­ше. В тра­ве под олив­ко­вым де­ре­вом — фо­нарь верх­не­го све­та.

Текст: Лиза Ловатт-Смит

Фото: ГРЕГОРИ СИВЕРА
опубликовано в журнале №9 сентябрь 2002

Комментарии