Квартира без окон в Париже

Стефан Любрина оформил множество модных показов, в том числе большинство шоу Карла Лагерфельда, с которым он постоянно сотрудничает. Но самым вызывающим его жестом стала парижская квартира, где Любрина поселился со своим другом Паскалем Бро, первым ассистентом Лагерфельда в Chanel.

В глу­би­не ниж­не­го этажа под­ве­шен дизай­нер­ский ка­мин. Лю­б­ри­на ку­пил его на бла­го­тво­ри­тель­ном аук­ци­о­не.

В глу­би­не ниж­не­го этажа под­ве­шен дизай­нер­ский ка­мин. Лю­б­ри­на ку­пил его на бла­го­тво­ри­тель­ном аук­ци­о­не.

Место, где расположена эта квартира, многим показалось бы малопригодным для жилья. В старинной ювелирной мастерской в центре Парижа, где сто лет назад делали украшения из слоновой кости, не было ни одного окна. Любрина это не испугало. Дневной свет поступал через огромную стеклянную крышу, которую тщательно отреставрировали. Стены второго этажа отделали граненой фаянсовой плиткой, напоминающей о станциях парижского метро.

В гос­ти­ной — четырехмест­ный ди­ван и кресла по про­ек­ту Эдвар­да Ворм­ли для хол­ла небо­скре­ба Chrysler. Та­бу­ре­ты Людвига Мис ван дер Роэ.

В гос­ти­ной — четырехмест­ный ди­ван и кресла по про­ек­ту Эдвар­да Ворм­ли для хол­ла небо­скре­ба Chrysler. Та­бу­ре­ты Людвига Мис ван дер Роэ.

“Я хотел наполнить это помещение максимальным количеством света, чтобы, отражаясь от стен, он мог проникать в комнаты нижнего этажа. И идея с плиткой мне очень понравилась”, – рассказывает Любрина. Для дополнительного освещения нижних помещений пол верхнего этажа сделали из стеклянных плит.

В хол­ле верхнего этажа красные стулья Чарльза Им­за и два похо­жих на па­с­тилу пуфа от Cappellini. Чугун­ные ба­та­реи купле­ны у ста­рь­ев­щи­ка и пе­ре­кра­ше­ны в серебря­ный цвет.

В хол­ле верхнего этажа красные стулья Чарльза Им­за и два похо­жих на па­с­тилу пуфа от Cappellini. Чугун­ные ба­та­реи купле­ны у ста­рь­ев­щи­ка и пе­ре­кра­ше­ны в серебря­ный цвет.

Над этим стеклянным полом-потолком расположены просторная светлая столовая и кухня. Стефан сам разработал ультрасовременный металлический блок, где собрана вся кухонная техника. Глубокие шкафы для посуды поставлены на колеса. Дневная жизнь хозяев проходит именно здесь.

Обе­ден­ный стол Любри­на спроек­ти­ро­вал сам. Во­круг расста­вил армей­ские та­бу­ре­ты, по­кра­шен­ные в крас­ный цвет. На­стен­ные све­тиль­ники ра­бо­ты Гий­о­ма Гу­та­ля.

Обе­ден­ный стол Любри­на спроек­ти­ро­вал сам. Во­круг расста­вил армей­ские та­бу­ре­ты, по­кра­шен­ные в крас­ный цвет. На­стен­ные све­тиль­ники ра­бо­ты Гий­о­ма Гу­та­ля.

Нижний, полуподвальный этаж, наоборот, обитаем вечером. В гостиной Любрина использовал сланец для стен и широкую доску из дерева сипо для пола. Цвета в нижней части квартиры более спокойные, приглушенные. Главное здесь – подвесной дизайнерский камин, купленный на благотворительном аукционе.

В спальне сохра­нил­ся сводчатый потолок. По обе стороны кровати кожаные кресла Людвига Мис ван дер Роэ. Увеличенная копия кабинетной лампы слева у стены — подарок Карла Лагерфельда.

В спальне сохра­нил­ся сводчатый потолок. По обе стороны кровати кожаные кресла Людвига Мис ван дер Роэ. Увеличенная копия кабинетной лампы слева у стены — подарок Карла Лагерфельда.

Мебели в квартире мало, но почти все вещи – шедевры дизайна: стулья, спроектированные Чарльзом Имзом, кресла Людвига Мис ван дер Роэ и лампы Инго Маурера. Стены почти пустые, за исключением нескольких плоских светильников, которые выглядят здесь как настоящие произведения искусства.

В квар­ти­ре нет не только окон, но и меж­ком­нат­ных две­рей. Един­ст­вен­ное изо­ли­ро­ван­ное помеще­ние — ван­ная. Бла­го­да­ря сте­нам из стек­лян­ных бло­ков и уз­ким окон­ным проемам она все­гда на­пол­не­на днев­ным све­том.

В квар­ти­ре нет не только окон, но и меж­ком­нат­ных две­рей. Един­ст­вен­ное изо­ли­ро­ван­ное помеще­ние — ван­ная. Бла­го­да­ря сте­нам из стек­лян­ных бло­ков и уз­ким окон­ным проемам она все­гда на­пол­не­на днев­ным све­том.

В результате всех преобразований старинная мастерская стала напоминать современный нью-йоркский лофт. Единственная комната, которая кажется сохранившейся с 1894 года, – ванная. Любрина хотел подчеркнуть прозрачность стен, присущую фабричной архитектуре позапрошлого века. Поэтому стены ванной комнаты он сделал из стеклянных блоков, увенчанных узкими оконными проемами. Умывальники и ванну Любрина нашел на блошином рынке в лондонском Портобелло.

Квартира без окон в Париже

“Дом – это жизнь. В нем собирают то, что любят. Всякий дом – портрет того, кто в нем живет”, – говорит Любрина, устроивший свое собственное модное шоу на стеклянном подиуме в доме без окон, открытом небу.

Ле­ст­ни­цу отреставриро­ва­ли, сту­пень­ки покры­ли широ­ки­ми до­с­ка­ми из де­ре­ва си­по. Стены от­де­ла­ны слан­цем.

Ле­ст­ни­цу отреставриро­ва­ли, сту­пень­ки покры­ли широ­ки­ми до­с­ка­ми из де­ре­ва си­по. Стены от­де­ла­ны слан­цем.

Ста­рин­ный гру­зо­вой подъем­ник по­ка не работает, но ско­ро бу­дет от­ре­мон­ти­ро­ван.

Ста­рин­ный гру­зо­вой подъем­ник по­ка не работает, но ско­ро бу­дет от­ре­мон­ти­ро­ван.

Текст: Кароль Кьярони

Фото: Жан-Франсуа Жоссо
опубликовано в журнале №9 сентябрь 2002

Комментарии