Квартира в духе конструктивизма в Москве

Хозяйка просторной квартиры в новостройке обратилась к архитекторам бюро “Акант” Антону Атласу и Марии Шубиной с просьбой спроектировать помещения таким образом, чтобы не только были выполнены все функциональные задачи современного жилища, но и стилистика получившегося объекта отвечала атмосфере центра Москвы, где и находится дом. Архитекторам сразу пришел на ум стиль конструктивизм.

В интерьере квартиры много ярких акцентов, как, например, это антикварное кресло-трансформер, которое легко превратить в стол, если опустить круглую спинку.

Вдохновившись интерьерами дома Наркомфина, они создали эскизный проект, на обложку которого поместили фотографию советской елочной игрушки мальчика-лыжника, отсылавшую к той эпохе. “В этом проекте мы вспоминаем то, что было в детстве у наших родителей, – замечает архитектор Антон Атлас. – А к нам та эпоха пришла как раз через детали, которые дороже всего”.

Гостиная. Специально для этого интерьера Валерий Кошляков написал триптих, украсивший гостиную.

В квартире спроектировали большую общую зону, характерную для того же дома-коммуны Наркомфина. Одна ее половина чуть приподнята относительно другой. На “подиуме” располагается гостиная, которая с помощью выдвигающегося экрана трансформируется в домашний кинотеатр. Вторая половина общей зоны отдана под столовую, граничащую с кухней, небольшой, но функциональной. Маленькие кухни опять же типичны для построек в конструктивистском стиле, к тому же хозяева нечасто готовят дома, и огромная площадь здесь им просто-напросто не нужна.

Фрагмент столовой. Над ­обеденным столом ­повесили светильники, Michael Anastassiades.

Когда дело дошло до оформления помещения, подключилась декоратор Кейт Хьюм. В поисках вдохновения она посещала самые знаменитые здания эпохи конструктивизма в Москве. Особенное впечатление на нее произвел дом Мельникова. “Довольно смело со стороны заказчицы выбрать такой стиль для интерьера, – замечает декоратор. – С одной стороны, это ностальгично и отдает дань ушедшей эпохе, а с другой – выглядит современно и основательно”.

Пол выложили характерным для квартир эпохи конструктивизма паркетом “елочка”.

Практически за каждым предметом обстановки стоит целая история. Ковры брали в Cogolin – производстве на юге Франции, которое использует орнаменты, датируемые 1920-ми годами. Обои вручную ­печатались в Нью‑Йорке. Свет и мебель нашлись у компаний, которые либо делают мебель по дизайну 1920–1930-х годов, либо их продукция отражает дух конструктивизма. Подобные предметы оказались у Flexform, Cassina и ClassiCon. Много деталей для интерьера подобрали также в арт-дизайн-галерее “Шалтай-Болтай”. Подлинной гордостью обстановки является триптих, который художник Валерий Кошляков создал специально для гостиной в этой квартире.

Спальня. На покрывале с цветочным орнаментом повторяются все оттенки, использованные в этой комнате.

Нюансы – это то, что отличает подлинное от искус­ственного, и это то, что не упущено в этой квартире. “Мы вни­мательно изучали детали интерьеров эпохи кон­структивизма, как согласуются цвета, как сочленяются ­балки со стенами, как устроены карнизы и так далее”, – рассказывает Антон. А изучив, удачно применили в этом проекте. Это и узнаваемый паркет “елочка”, и выделение определенных конструктивных частей цветом, и глухие или застекленные фрамуги над дверьми, и отдельно стоящая чугунная ванна, и даже цементная, а не цвет в цвет затирка плитки в ванной.

Все технические де­та­ли — крепления поло­­тенцесуши­теля, крючки и прочее — делали наро­чито заметными, ведь акцентирование на конструктивных элементах — яркая особенность стиля 1920–1930-х годов.

“Нам хотелось создать пространство, в которое в будущем можно будет привнести новые пред­меты без ущерба стилю квартиры, – говорят архитекто­ры. – А помещение, оформленное в духе конструктивизма, на наш взгляд, идеальная площадка для ­экспериментов”.

Спальня. Пастельные тона обоев и текстиля на кровати акцентируют внимание на таких ярких предметах обстановки, как этот ­желтый стул.

Текст: Мария Крыжановская 

Продюсер и стилист интерьера: Наталья Онуфрейчук

Фото: Ричард Пауэрс
опубликовано в журнале №11 (134) НОЯБРЬ 2014

читайте также

Комментарии