В гостях у Степана Михалкова

Художественные ассоциации, которые первым делом возникают в связи с Фландрией, все как на подбор чрезвычайно возвышенные. Позднеготические живописные доски, франко-фламандская полифония, полотна Йорданса и Рубенса. Но, как оказывается, достаточно сделать шаг в сторону от магистральных искусствоведческих воспоминаний – и выяснится, что фламандский дух на самом деле очень кстати и при оформлении подмосковного дома.

Степан и Елизавета Михалковы в саду своего подмосковного дома.

Степан и Елизавета Михалковы в саду своего подмосковного дома.

Участок Степан Михалков приобрел довольно давно и за это время успел рассмотреть немало проектов в самом разном стиле. Нарочито модернистские архитектурные идеи заказчику не приглянулись (“Я не очень люблю, когда дом больше похож на детский садик семидесятых годов”), экспериментов на тему европейского замка или, напротив, посконной избушки тоже хотелось избежать. Хозяева склонялись скорее к западноевропейской сельской архитектуре и остановились в конце концов именно на фламандском ее изводе.

Столовая. Портал камина поднят выше обычного — так он лучше виден и заодно более похож на ­патриархальный кухонный очаг. Мебель, как и во всем доме, Flamant.

Столовая. Портал камина поднят выше обычного — так он лучше виден и заодно более похож на ­патриархальный кухонный очаг. Мебель, как и во всем доме, Flamant.

С одной стороны, это неудивительно: Степан признается, что и помимо собственных строительных планов очень любит Бельгию. Кроме того, он один из основателей московского concept store, представляющего в России бельгийскую же мебельную марку Flamant. Вот и проект дома делал бельгийский архитектор Стефан Боенс, а ­подспорьем для того, чтобы принимать те или иные интерьерные решения, стали для заказчиков многочисленные книги и альбомы, посвященные и традиционным фламандским домам, и современному бельгийскому country minimal. Между которыми, кстати, никакой стилевой пропасти нет: современные дизайнеры все так же любят натуральные, “теплые” материалы и простые извечные формы и их минимализм все-таки выглядит порядком патриархально.

Первая гостиная. Полы из французского дуба fumé, потолок отделан оте­чественным дубом. Камин изготовлен на заказ.

Первая гостиная. Полы из французского дуба fumé, потолок отделан оте­чественным дубом. Камин изготовлен на заказ.

В результате получилось, что дом как бы рассказывает историю нескольких поколений. Перпендикулярно к основному объему с нарядными кирпичными фасадами пристроен еще один – с деревянной облицовкой: то есть здание на самом деле, конечно, одно, на одном фундаменте стоящее, но выглядит именно как пристроенный к зажиточному деревенскому дому большой амбар. Который с течением времени чуть перестроили и приспособили для жилья – так и в самом деле бывает сплошь и рядом. С ­улицы эта квазипристройка не заметна, виден только строгий и элегантный парадный фасад с разбитым перед ним газоном. А вот за домом – менее формальный сад с яблонями и теплицами, уютный уже не столько на фламандский, сколько на вполне подмосковнодачный манер. Только, в отличие от обычных дач, где хозяевам часто приходится выбирать – или светлый дом, или тенистый сад, в этом доме дневного света всегда в достатке.

Вторая гостиная (она же библиотека). На заднем плане видна лестница, ведущая на второй этаж, где расположены спальни.

Вторая гостиная (она же библиотека). На заднем плане видна лестница, ведущая на второй этаж, где расположены спальни.

Тем более что стены выкрашены в белый цвет, потолки облицованы светлым дубом, а в комнатах просторно. “Изначально в моем характере, наверно, все заставить мебелью, – смеется Степан. – Так было и с предыдущим домом, и тут поначалу тоже было желание расставить побольше вещей. Мебели купили, наверно, на два таких дома”. Но Елизавета настояла на самоограничении – в итоге мебель Flamant расставлена не скупо, а очень ладно: каждый предмет стоит на том единственно возможном месте, которое для него отыскали поколения предыдущих хозяев.

Фрагмент второй гос­тиной. Стеллаж ря­дом с камином сделан из ­старинных досок.

Фрагмент второй гос­тиной. Стеллаж ря­дом с камином сделан из ­старинных досок.

Ощущение идеально обжитого старого дома, кото­рый как будто помнит десятилетия и века ­мирной ­размеренной жизни, – наверно, самое приятное в этом интерьере. Понятно, что по щелчку пальцев та­кое ощущение не создается, но здесь на него аккуратно работает все. И планировка со старательно найденными пропорциями, и цветовое решение с натуральными светлыми тонами (самые темные оттенки в этой гамме – французский “копченый” дуб на полу и кожа кресел), и “негромкий” декор.

Хорошо оборудованная ­кухня не выбивается из общего стиля.

Хорошо оборудованная ­кухня не выбивается из общего стиля.

Кажется, что все просто и не приукрашено, как аутентичный фольклорный мотив, но это затратная простота с изысканностью выделки даже в не самых броских по виду деталях. Стеллаж во второй гостиной-библиотеке сделан из бывалой, старинной ­древесины, дверные и оконные ручки сделаны французскими ремесленниками, которые изготовляют подобные вещи по прадедовским лекалам, а камин в духе непринужденного рустикального барокко так мастерски вытесан и так деликатно состарен, что современное изделие в нем опознать непросто. 

Фрагмент хозяйской спальни.

Фрагмент хозяйской спальни.

Трудно сказать, сработала ли бы вся эта штучность в случае какой-нибудь провансальской, греческой или сицилийской стилистики, но фламандский дух на подмосковной почве прижился ­без ­затруднений.

В гостях у Степана Михалкова

В гостях у Степана Михалкова

Портрет супруги хозяина, модели Елизаветы Михалковой, — одно из немногих произведений искусства в интерьере.

Портрет супруги хозяина, модели Елизаветы Михалковой, — одно из немногих произведений искусства в интерьере.

В гостях у Степана Михалкова

В гостях у Степана Михалкова

Вид из сада. И кладка, и пропорции, и рисунок оконных переплетов придают фасаду дома характерную североевропейскую элегантность.

Вид из сада. И кладка, и пропорции, и рисунок оконных переплетов придают фасаду дома характерную североевропейскую элегантность.

За домом спрятан не видный с улицы уютно-дачный по духу сад.

За домом спрятан не видный с улицы уютно-дачный по духу сад.

В гостях у Степана Михалкова

В гостях у Степана Михалкова

Текст: Павел Галяшкин 

Продюсер и стилист интерьера: Наталья Онуфрейчук

Фото: Портрет Василий Буланов; Массимо Листри
опубликовано в журнале №11 (134) НОЯБРЬ 2014

Комментарии