Квартира в Москве, 220 м²

Хозяева этой московской квартиры доверяют свое жилье архитектурному бюро ДИА не в первый раз – до этого они успели заказать у них проект еще одной квартиры и загородного дома. Понятно, что вопрос “притирки” стилевых предпочтений особо не стоял. За разработку интерьера взялись архитекторы Дмитрий Быков и Евгения Фурменкова.

Гостиная. На стене — шелкография на металле работы художника Бориса Бельского. Диван, Seven Salotti; кресло, Baxter; приставной столик, Eichholtz; журнальный столик, Andrew Martin.

Гостиная. На стене — шелкография на металле работы художника Бориса Бельского. Диван, Seven Salotti; кресло, Baxter; приставной столик, Eichholtz; журнальный столик, Andrew Martin.

Большинство современных квартир продают со свободной планировкой. Эта не была исключением и тоже была без стен и перегородок. Получилась она из объединения двух квартир, итоговая площадь помещения составила 220 м². Архитекторам необходимо было обустроить квартиру для семьи с двумя детьми.

Столовая и гостиная разделены стеклянной перегородкой. Всеми витражами и стеклянными дверями в квартире занимался  Сергей Молдавский.

Столовая и гостиная разделены стеклянной перегородкой. Всеми витражами и стеклянными дверями в квартире занимался  Сергей Молдавский.

Заказчик сам инженер по специальности, да и вообще человек практического ума, а потому полностью разделял приверженность Дмитрия Быкова к сдержанным и функциональным формам. “Женя в свою очередь была эдаким сглаживающим фактором: она всё время старалась добавить в интерьер женственности и мягкости”, – говорит Быков про свою коллегу по проекту Евгению Фурменкову. Такой тандем родил квартиру по стилю близкую скорее к минимализму, но не лишенную домашней теплоты.

Кабинет. Диван, CTS Salotti; кресло, Matteograssi.

Кабинет. Диван, CTS Salotti; кресло, Matteograssi.

Перед архитекторами заказчик не ставил каких-то экзотических задач – лишь перечислил, какие по функциональному предназначению комнаты должны быть в квартире. Но одна просьба все-таки имелась. Нужно было спроектировать помещение так, чтобы блок с детскими комнатами в будущем можно было легко отделить. Собственно, для этого и покупались изначально две квартиры. Заказчики таким образом позаботились о своей дочери. Всегда есть шанс, что, повзрослев, она захочет жить рядом с родителями, но всё же обособленно. В таком случае она станет счастливой обладательницей небольшой квартиры-студии по соседству. 

Фрагмент гардеробной. Шкаф, Pianca; диван, Andrew Martin; столик, Eichholtz.

Фрагмент гардеробной. Шкаф, Pianca; диван, Andrew Martin; столик, Eichholtz.

Итогом архитектурных работ стало пространство, логично разделенное на две части большой общей зоной. Слева находится родительский блок с хозяйской спальней и кабинетом, а справа – две детские спальни. Место посередине между родительской и детской частями занимает просторная общая зона, где поместились гостиная, кухня и столовая. Эта общая зона дистанцирует детские комнаты от родительских. А на случай если родители захотят устроить шумную домашнюю вечеринку, продумана специальная звукоизоляция стены, смежной с общей зоной, поэтому в детский блок не долетит ни единого звука.

Фрагмент кухни. Облицов­ка фасадов выполнена из кориана.

Фрагмент кухни. Облицов­ка фасадов выполнена из кориана.

По своему интерьеру квартира легко может сойти за лофт. Этот образ поддерживают и кирпичные стены, и окна в пол. Интерьер вышел довольно сдержанным, без мебели с витыми ножками и объемного текстиля. “Несмотря на гладкие стены серого цвета и строгие линии мебели, квартира не выглядит холодной, – замечает Дмитрий Быков, – во многом это достигается благодаря использованию дерева в интерьере. Например, панели, скрывающие коммуникации, сделаны из массива ореха – дерева теплого бурого цвета”.

Фрагмент спальни. Кресло, Tonon. Настольная лампа, Axo Light.

Фрагмент спальни. Кресло, Tonon. Настольная лампа, Axo Light.

В интерьер добавили и несколько ярких акцентов. Разбросанные на диванах подушки, стулья на кухне и шторы на окнах – всё сделано из материалов бодрого оранжевого цвета. На фоне преобладающего жемчужно-серого оттенка цвет солнца выглядит особенно выигрышно. Хотя, как признаётся архитектор, оранжевые стулья дались нелегко. Поначалу заказчик не принимал их, и только опробовав другие цвета, то ли утомившись от долгого выбора, то ли действительно всей душой полюбив рыжий цвет, согласился.

Хозяйская спальня. Кресло, Tonon; пуфы, Bonaldo. Вся остальная мебель — фабрики Pianca.

Хозяйская спальня. Кресло, Tonon; пуфы, Bonaldo. Вся остальная мебель — фабрики Pianca.

Работа над этим проектом, по словам архитекторов, шла как по маслу: серьезных трудностей не возникало и удалось воплотить всё задуманное. Ну а могло ли быть иначе, если сходятся профессионалы и заказчики, которые точно знают, чего хотят, да еще и сотрудничают они далеко не в первый раз? 

Ванная. Раковина, Duravit; смесители, Hansgrohe.

Ванная. Раковина, Duravit; смесители, Hansgrohe.

Текст: Мария Крыжановская

Фото: Алексей Народицкий
опубликовано в журнале №10 (133) ОКТЯБРЬ 2014

Комментарии