Квартира в Замоскворечье, 72 м²

Хозяева этой квартиры в Замоскворечье, Дмитрий и Татьяна Хорошевы, – сторонники современной архитектуры. “Несколько лет назад меня бы рассмешило, если бы кто-нибудь сказал, что я буду жить в классическом интерьере”, – говорит Дмитрий. Карнизы, мраморный камин, филенчатые двери – все это продиктовано историей квартиры, расположенной в доме постройки начала XX века. Работая над проектом, архитекторы постарались возродить дух тех времен и сделать пространство площадью всего семьдесят два квадратных метра удобным для семьи с двумя детьми.

Фрагмент гостиной. Рабочее место хозяев, справа — вход в комнату дочери. Шкафы, Sangiacomo. Секретер в детской, AMNL.

Фрагмент гостиной. Рабочее место хозяев, справа — вход в комнату дочери. Шкафы, Sangiacomo. Секретер в детской, AMNL.

Неожиданно для себя Татьяна и Дмитрий обнаружили, что привнесли в интерьер помимо классической и экзотическую нотку, спланировав прихожую по индонезийским правилам. “Мы много путешествовали по Бали и проник­лись местной культурой, – вспоминает Татьяна. – А после ремонта осознали, что спроектировали интерьер по тамошним канонам. На Бали вход в жилую часть дома перегораживают стенкой, у которой стоит скульптура охранителя от злых духов, а проходы в комнаты расположены по бокам”. У Хорошевых роль охранника исполняет секретер Provasi с портиком в палладианском стиле и множеством ящиков. В гостиную можно попасть, обойдя его слева или справа.

Хозяева квартиры, архитекторы Татьяна и Дмитрий Хорошевы, основатели бюро Lighthouse.

Хозяева квартиры, архитекторы Татьяна и Дмитрий Хорошевы, основатели бюро Lighthouse.

Такое решение было продиктовано не суевериями, а планировкой квартиры. Первоначально в каждой из полукруг­лых стен по обеим сторонам от входа были окна, и дневной свет из подъезда со стеклянным куполом проникал внутрь. Сейчас купол загородила шахта лифта, а окна стали нишами, в которых разместили встроенные шкафы с вогнутыми дверцами. “Мы предпочли нашу квартиру двум другим вариантам в том числе и из-за этой архитектурной особенности”, – объясняет Татьяна.

Гостиная. Диваны и стулья, Vitra. Стол, Alivar. Люстра, Timothy Oulton. Каминный портал антикварный.

Гостиная. Диваны и стулья, Vitra. Стол, Alivar. Люстра, Timothy Oulton. Каминный портал антикварный.

Если прихожая спроектирована по правилам индонезийской мифологии, то планировка жилой части квартиры напоминает о японских обычаях. Через двери, расположенные в четырех углах просторной гостиной, можно попасть в обе детские, спальню хозяев и ванную. “Благодаря тому, что из небольших комнат все время попадаешь в большое помещение, не возникает ощущения замкнутости и тесноты”, – считает Дмитрий. В центре гостиной расположился обеденный стол, на месте подоконников – компактные диваны Vitra.

Фрагмент кухни, совмещенной со столовой и гостиной. Кухня Elle, Сesar. Люстра и бра, Restoration Hardware.

Фрагмент кухни, совмещенной со столовой и гостиной. Кухня Elle, Сesar. Люстра и бра, Restoration Hardware.

Вся кухонная техника и утварь спрятаны в белые глянцевые шкафы и остров, на котором не видно даже чайника. “В стену между спальней и гостиной мы встроили фильтр и бойлер, поэтому наливаем кипяток прямо из крана”, – объясняет Татьяна. Вытяжки над плитой нет: с запахами справляется скрытая в стене вентиляционная система. Стиральная машина также не портит интерьер – ее поместили в шкаф, расположенный на месте площадки черновой лестницы, которая сейчас закрыта. В одном из ящиков, обрамляющих рабочее место хозяев, находится вся аудио- и видеотехника, а кабели, соединяющие ее с экраном, проходят в стене и под полом.

Кухня. Кухня Elle, Cesar. ­Люстра, Restoration Hardware. Над встроенным шкафом — медальоны по мотивам рельефов на станции метро “Динамо”, Klimenkoff.

Кухня. Кухня Elle, Cesar. ­Люстра, Restoration Hardware. Над встроенным шкафом — медальоны по мотивам рельефов на станции метро “Динамо”, Klimenkoff.

Детские получились небольшими, но в них поместилось все необходимое. Как и во всей квартире, за хранение отвечают встроенные шкафы. Перегородка между комнатами спроектирована таким образом, что спальное место девочки находится в нише, перекрытие над которой служит кроватью ее старшему брату. Забраться туда можно по деревянной лестнице, ее нижняя часть используется как комод.

Рабочее место хозяев в общей гостиной. Шкафы, Sangiacomo; бра, Restoration Hardware.

Рабочее место хозяев в общей гостиной. Шкафы, Sangiacomo; бра, Restoration Hardware.

Спальня и ванная хозяев находятся в помещении бывшей кухни, а гардероб устроен на месте холодного шкафа. “Мы не стали его утеплять: когда становится жарко, просто открываем дверь, а оттуда веет прохладой, – смеется Дмитрий. – Мы использовали каждый квадратный миллиметр! Ведь главное в интерьере – инженерная составляющая и грамотная планировка, а карнизы и обои можно менять как рубашки”.

Спальня сына. Люстра, Louis Poulsen. Бра, Artemide. Плед Tricot, Kenzo by Yves Delorme. Мебель по чертежам архитектора.

Спальня сына. Люстра, Louis Poulsen. Бра, Artemide. Плед Tricot, Kenzo by Yves Delorme. Мебель по чертежам архитектора.

Спальня сына. Люстра, Louis Poulsen. Стул, Vitra. На стене — рисунки по мотивам творчества Дэмиена Херста и Бэнкси.

Спальня сына. Люстра, Louis Poulsen. Стул, Vitra. На стене — рисунки по мотивам творчества Дэмиена Херста и Бэнкси.

Ванная комната. Люстра, Tom Dixon. Ванна, Kaldewei. Унитаз, Duravit. Смеситель, Hansgrohe. Аксессуары, Emco.

Ванная комната. Люстра, Tom Dixon. Ванна, Kaldewei. Унитаз, Duravit. Смеситель, Hansgrohe. Аксессуары, Emco.

Спальня. Люстра, Ingo Maurer. Кровать, Pianca. Постельное белье Triomphe, Yves Delorme. Столик, Alivar.

Спальня. Люстра, Ingo Maurer. Кровать, Pianca. Постельное белье Triomphe, Yves Delorme. Столик, Alivar.

Текст: Ксения Ощепкова 

Продюсер и стилист интерьера Наталья Онуфрейчук

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №11 (134) НОЯБРЬ 2014

Комментарии