Трехэтажный таунхаус в Москве

Тихий и деликатный, почти монохромный интерьер трехэтажного таунхауса в поселке Ильинский Квартал по Новой Риге при более внимательном изучении впечатляет необычным сочетанием индустриального и классического стилей. Такое редко замешивают в одном проекте. "Заказчица – моя хорошая подруга", – поясняет дизайнер Анастасия Комарова.

Гостиная. Маски за дива­ном, Gervasoni, привезены из путешествий. Справа видна выпирающая несущая стена — благодаря облицовке зеркалом она почти не заметна. Люстра, Mis en Demeure, настольные лампы «Геометрия».

Гостиная. Маски за дива­ном, Gervasoni, привезены из путешествий. Справа видна выпирающая несущая стена — благодаря облицовке зеркалом она почти не заметна. Люстра, Mis en Demeure, настольные лампы «Геометрия».

Похоже, что и в дизайне дружба способна творить настоящие чудеса: благодаря взаимному доверию родилось это экзотическое соединение – заказчица на момент покупки дома активно увлекалась лофтами, а дизайнер решила добавить в брутальный интерьер уюта и женственности. 

Кухня с фасадами и столешницами из материала, имитирующего бетон, хорошо укладывается в эстетику лофта. Cтол, JCB, окружают стулья, Guadarte и Vincent Sheppard.

Кухня с фасадами и столешницами из материала, имитирующего бетон, хорошо укладывается в эстетику лофта. Cтол, JCB, окружают стулья, Guadarte и Vincent Sheppard.

Желанному заказчицей стилю лофт отвечает практически вся отделка дома: здесь много бетона, стекла и металла, а стены сложены из крашеного кирпича. Особенно сильно индустриальная эстетика чувствуется в прихожей, где Анастасия просто обыграла то, что досталось таунхаусу от строителей.

Чтобы бетонная лестница не выглядела тяжеловесно, пространство под ней закрыто зеркальными панелями: за ними прячутся шкафы, а сама лестница словно парит в воздухе.

Чтобы бетонная лестница не выглядела тяжеловесно, пространство под ней закрыто зеркальными панелями: за ними прячутся шкафы, а сама лестница словно парит в воздухе.

Простую бетонную лестницу, которую в большинстве случаев норовят переделать, здесь оставили как есть, покрыв специальным лаком и снабдив прозрачным ограждением, а стоящую посреди холла несущую опору "расчистили" до стального каркаса, который выкрасили черной краской, как и лежащую на нем балку.

Камин в мансарде сложен на заказ, а в роли каминной полки — старинная деревянная балка с Бали. Керамические столики, Gervasoni. Ковер, Zara Home.

Камин в мансарде сложен на заказ, а в роли каминной полки — старинная деревянная балка с Бали. Керамические столики, Gervasoni. Ковер, Zara Home.

Прихожая выходит на северную сторону, и там было довольно темно, поэтому бетонную стену, отделявшую ее от жилого пространства, решено было снести. На смену ей пришла прозрачная перегородка из стекла и металла, благодаря которой первый этаж просматривается насквозь. Включая кухню – она выглядит лаконично, почти сливаясь со стеной.

Мансарда. В рабочей зоне: стол и лампа, Eichholtz.

Мансарда. В рабочей зоне: стол и лампа, Eichholtz.

Но в остальном интерьер сдержанным не назовешь: диванную зону украшает хрустальная люстра, вокруг стола стоят разномастные классические стулья, и в целом все выглядит уютно и женственно, как и хотела декоратор. И в то же время строго, поскольку практически весь интерьер выдержан в монохромной гамме, построенной на ­разных оттенках серого и серо-бежевого. Заказчица ­работала в аукционном доме, занималась современным искусством и начала сама его собирать, поэтому дом было решено сделать неброским по цвету, чтобы он стал своего рода фоном для пока небольшой, но растущей коллекции.

Массивную кровать, And So to Bed, выбрала заказчица. Все остальное здесь предельно легкое и светлое — чтобы не перегружать интерьер. Сундук и текстиль, «Лаборатория окна». Настольные лампы, Mis en Demeure.

Массивную кровать, And So to Bed, выбрала заказчица. Все остальное здесь предельно легкое и светлое — чтобы не перегружать интерьер. Сундук и текстиль, «Лаборатория окна». Настольные лампы, Mis en Demeure.

Весь второй этаж занимают спальня с гардеробными и большая ванная комната. "Вообще-то мы проектировали дом для одинокой девушки: подруга планировала жить одна, с канарейкой Вовой. Но за тот год, что мы делали ремонт, ее жизнь круто изменилась, и она переехала сюда уже с мужчиной", – смеется Настя, добавляя, что пришлось немного менять интерьер уже в процессе. Например, добавить мужскую гардеробную и продумать место для детской – ее устроили в мансарде по соседству с комнатой, объединившей функции кабинета, второй гостиной и библиотеки.

Фрагмент спальни. Тряпичная голова лошади —  произведение португальской художницы Жоаны Вашконселуш. Камин, Dialma Brown, кушетка, «Лаборатория окна».

Фрагмент спальни. Тряпичная голова лошади —  произведение португальской художницы Жоаны Вашконселуш. Камин, Dialma Brown, кушетка, «Лаборатория окна».

"Что бы ни говорили, а работать для друзей здорово, – считает Анастасия. – Хотя бы потому, что, сдав объект, ты продолжаешь приезжать на него в гости. И можешь наблюдать, как счастливо живет интерьер своей жизнью". 

Перегородка между холлом и гостиной была сварена прямо на месте: она выглядит грубовато и потому аутентично. Кресло и диван в гостиной, Gervasoni. ­Люстра, Mis en Demeure.

Перегородка между холлом и гостиной была сварена прямо на месте: она выглядит грубовато и потому аутентично. Кресло и диван в гостиной, Gervasoni. ­Люстра, Mis en Demeure.

Текст: Марина Юшкевич

Фото: михаил степанов
опубликовано в журнале №11 (134) НОЯБРЬ 2014

Комментарии