Квартира в Нью-Йорке, 400 м²

Владельцы этой двухуровневой квартиры в Нью-Йорке всегда предпочитали солидные классические интерьеры, но даже и у таких принципиальных людей случаются метаморфозы: “Вкусы меняются, нам захотелось чего-то совершенно другого, более динамичного, более современного”, – объясняют они. 

Основная гостиная. На переднем плане слева — столик, R&Y Augousti, и винтажное кресло, Gio Ponti. Справа — диван, Vladimir Kagan (обтянут тканью Douala, Armani Casa), журнальный столик, Jean de Merry (из коллекции, разработанной Жан-Луи Денио). Потолочные светильники тоже сделаны по его эскизу.

Основная гостиная. На переднем плане слева — столик, R&Y Augousti, и винтажное кресло, Gio Ponti. Справа — диван, Vladimir Kagan (обтянут тканью Douala, Armani Casa), журнальный столик, Jean de Merry (из коллекции, разработанной Жан-Луи Денио). Потолочные светильники тоже сделаны по его эскизу.

В результате им удалось отыскать, пожалуй, одну из самых эффектных квартир на Манхэттене, в доме, среди жильцов которого Доменико Дольче и Стефано Габбана, Николь Кидман и Мик Джаггер. Это четырехсотметровое пространство с огромными лофтовыми окнами, высокими потолками (в основной гостиной – 6,5 метра) и опять-таки потрясающим видом (с западной стороны окна выходят прямо на Гудзон).

Фрагмент основной гостиной. Банкетка на переднем плане, а также шелковый ковер с мраморным узором сделаны по дизайну Денио. У окна — винтажный диван, заново обитый тканью Bosfora, Brochier.

Фрагмент основной гостиной. Банкетка на переднем плане, а также шелковый ковер с мраморным узором сделаны по дизайну Денио. У окна — винтажный диван, заново обитый тканью Bosfora, Brochier.

Поначалу, правда, эффектность портила скучная и казенная отделка. Многие дизайнеры ликвидировали бы ее подчистую, а вот Денио оставил многие элементы на своих местах. Например, паркет вырвиглазно-морковного цвета просто как следует отшлифовали, а потом тонировали в сероватый оттенок. На перила декоратор нанизал тут и там громадные декоративные “бусины” – и все, этого оказалось достаточно, чтобы придать лестнице залихватски-художественный вид.

Фрагмент основной гостиной. Над камином — композиция “Триптих” работы Мауро Перуккетти. Шторы из ткани Kalahari, Pierre Frey, дополнительно украшены шитым узором, напоминающим игру света на воде. Столик Goutte d’Eau Адо Шале куплен в парижской Galerie Yves Gastou. Светильники — антиквариат.

Фрагмент основной гостиной. Над камином — композиция “Триптих” работы Мауро Перуккетти. Шторы из ткани Kalahari, Pierre Frey, дополнительно украшены шитым узором, напоминающим игру света на воде. Столик Goutte d’Eau Адо Шале куплен в парижской Galerie Yves Gastou. Светильники — антиквариат.

Впрочем, не то чтобы такими косметическими мерами все и ограничилось. Часть террасы застроили, чтобы создать громадную комнату, которая служит парадной столовой, библиотекой и по совместительству одной из гостиных. Здесь помещены головокружительной высоты шкаф, вдохновленный знаменитым “Стеклянным домом” Пьера Шаро, выразительная люстра в форме извивающейся ленты и большой стол, выложенный костяными пластинками. 

Для парадной столовой Денио придумал и мебель, и светильник, и ковер. Столешница, выложенная костными пластинками, может опускаться и подниматься в зависимости от того, обедают гости за столом или просто беседуют.

Для парадной столовой Денио придумал и мебель, и светильник, и ковер. Столешница, выложенная костными пластинками, может опускаться и подниматься в зависимости от того, обедают гости за столом или просто беседуют.

Денио отталкивался прежде всего от тех видов, которые открываются из окон: “Я хотел, чтобы это пространство казалось парящим между заливом, городом и облаками”. Для основной гостиной он выбрал небесные серо-голубые тона, а для второй гостиной – песочно-кирпичные, под стать виду на манхэттенские фасады.

Фрагмент террасы. Столик, Nada Debs. Диван и кресло из коллекции Lolah, Janus et Cie.

Фрагмент террасы. Столик, Nada Debs. Диван и кресло из коллекции Lolah, Janus et Cie.

Своих заказчиков Жан-Луи знает давно, он оформлял для них дом в Аспене, квартиру в Париже и даже частный самолет. В этом случае, помимо специфических пожеланий (найти место для рояля, к примеру), они хотели, чтобы интерьер получился современным, но теплым. А по поводу деталей рискнули полностью довериться дизайнеру – и не прогадали.

Фрагмент кухни. Стол Archipelago из эбенового дерева и хромированной стали, спроектированный Ги де Ружмоном, приобретен в Galerie Diane de Polignac. Стулья винтажные, а диван — еще одна работа Денио.

Фрагмент кухни. Стол Archipelago из эбенового дерева и хромированной стали, спроектированный Ги де Ружмоном, приобретен в Galerie Diane de Polignac. Стулья винтажные, а диван — еще одна работа Денио.

Денио сам готов признать, что керамические лампы в спальне хозяев несколько вызывающие: “Согласен, в другом контексте они могли бы выглядеть уродливо. Многие бы решили, что я рехнулся, но мои клиенты в конце концов поняли, что комнате нужен какой-то сильный акцент”. 

Фрагмент кухни. Остров, изготовленный на заказ, облицован пластинками из полированной и матовой стали и тиковой древесины двух оттенков. Столешница из черного гранита.

Фрагмент кухни. Остров, изготовленный на заказ, облицован пластинками из полированной и матовой стали и тиковой древесины двух оттенков. Столешница из черного гранита.

То же самое со шкафом Antoine + Manuel. “Заказчица сказала: “Для меня это несколько чересчур”, – вспоминает Денио. – Но я-то точно знал, что, как только вещь встанет на место, все ее сомнения пропадут”. 

Хозяйская спальня. Книжный шкафчик изготовлен на заказ, в углу кресло 1960-х годов.

Хозяйская спальня. Книжный шкафчик изготовлен на заказ, в углу кресло 1960-х годов.

Шторы в главной гостиной, расшитые бронзовыми и серебряными нитями (рифма с игрой света на воде залива), тоже были приняты не без внутренних колебаний: “Я был очень не уверен на их счет, – признается заказчик, – они были такие дорогие. Но выглядят потрясающе, Жан-Луи оказался прав на сто процентов”.

Хозяйская ванная. Ванна, Jacob Delafon. Облицовка из серого швейцарского кварцита.

Хозяйская ванная. Ванна, Jacob Delafon. Облицовка из серого швейцарского кварцита.

Фрагмент гостевой спальни. На стенах панели Brumes, Créations Métaphores. Кресло, пуфик и светильник — винтаж середины прошлого века. Шкафчик, BD Barcelona Design, по дизайну Antoine + Manuel.

Фрагмент гостевой спальни. На стенах панели Brumes, Créations Métaphores. Кресло, пуфик и светильник — винтаж середины прошлого века. Шкафчик, BD Barcelona Design, по дизайну Antoine + Manuel.

Верхняя площадка лестницы. Слева — скульптура Энтони Гормли. За зеркальной дверью — приватные комнаты хозяев и детская.

Верхняя площадка лестницы. Слева — скульптура Энтони Гормли. За зеркальной дверью — приватные комнаты хозяев и детская.

Текст: Иан Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №12 (135) ДЕКАБРЬ-ЯНВАРЬ 2014-2015

Комментарии