Дом Форназетти

Пьеро Форназетти, “великий обманщик” итальянского дизайна, считал себя простым ремесленником и называл свою фирму “мастерской”. Как и положено в ремесленном цехе, он мечтал передать свое дело сыну. Но его сын, Барнаба, не хотел подчиняться патриархальной традиции: в 20 лет он покинул семейный дом в Милане и отправился в Тоскану – заниматься реставрацией. 

Кабинет Пьеро Форназетти, где теперь работает его сын. На дальней стене роспись с изображением солнца, любимого образа Форназетти.

Кабинет Пьеро Форназетти, где теперь работает его сын. На дальней стене роспись с изображением солнца, любимого образа Форназетти.

Прошли годы. Великий дизайнер постарел и уже не мог по-прежнему вникать во все мелочи. Бизнес Форназетти, когда-то процветавший — а среди страстных коллекционеров его вещей были режиссер Билли Уайлдер, писатель Генри Миллер и поэт Пабло Неруда, – стал приходить в упадок. И тогда Барнаба вернулся, чтобы спасти семейный бизнес. Через несколько лет после возвращения блудного сына, в 1988 году, Пьеро Форназетти умер.

Художник и реставратор Барнаба Форназетти и его подруга Бетони Вернон. После смерти отца Барнаба организовал производство лучших вещей Форназетти, в том числе и лицензионное: “Отец никогда не возражал против массового производства своих работ. Для того времени это была революционная идея”.

Художник и реставратор Барнаба Форназетти и его подруга Бетони Вернон. После смерти отца Барнаба организовал производство лучших вещей Форназетти, в том числе и лицензионное: “Отец никогда не возражал против массового производства своих работ. Для того времени это была революционная идея”.

Дом Форназетти похож на огромный красный корабль, плывущий сквозь море зелени. Участок – старая семейная собственность: абрикосовый сад посадил еще дедушка Пьеро Форназетти в начале ХХ века. Огромный дом в форме буквы “Г” площадью 1000 квадратных метров построил в 1948 году сам дизайнер. В нем есть две большие квартиры, мастерские и офис. Повсюду – мебель, которую Форназетти создавал и собирал в течение всей жизни. Все окна выходят в сад.

Рабочий кабинет на втором этаже. У стола стоит стул “Мавр”, созданный Пьеро Форназетти в 1950-х годах. На полу — ковер, дизайнер Барнаба Форназетти.

Рабочий кабинет на втором этаже. У стола стоит стул “Мавр”, созданный Пьеро Форназетти в 1950-х годах. На полу — ковер, дизайнер Барнаба Форназетти.

В северной части дома находятся жилые помещения. Гостиная, где вдова Форназетти Джулия принимает посетителей, заполнена коллекционными вещами и редкими книгами. Бывшую мастерскую отца, окна которой выходят в сад, Барнаба переоборудовал под свой офис. Почти весь первый этаж занимают архивы Форназетти. 

Кабинет. На дверцах стенного шкафа — копия картины Пьеро делла Франчески “Идеальный город”, сделанная Пьеро Форназетти. Стол красного дерева создан Джованни Гарибольди. Кресла спроектированы дизайнером Джо Понти, с которым Форназетти сотрудничал 30 лет.

Кабинет. На дверцах стенного шкафа — копия картины Пьеро делла Франчески “Идеальный город”, сделанная Пьеро Форназетти. Стол красного дерева создан Джованни Гарибольди. Кресла спроектированы дизайнером Джо Понти, с которым Форназетти сотрудничал 30 лет.

Дизайнер, украшавший свою мебель поразительной ручной графикой, любил четкую организацию труда и был внимателен к каждой мелочи – все предметы систематизированы и снабжены бирками-указателями, а все полки и ящики заполнены рисунками, записями и чертежами. В коридоре – подборка модных и дизайнерских журналов с 1900 по 1988 год. Даже книги в библиотеке все пронумерованы и расставлены в хронологическом порядке. 

“Большая синяя комната” — библиотека. На абажурах торшеров изображены бабочки — еще один лейтмотив творчества Форназетти.

“Большая синяя комната” — библиотека. На абажурах торшеров изображены бабочки — еще один лейтмотив творчества Форназетти.

Для “красной” гостевой спальни на верхнем этаже Форназетти решил подобрать на полки книги соответствующего цвета. Немножко не хватило, и он добрал количество книгами, в названии которых упоминается красный цвет: так здесь появились “Красное и черное” Стендаля и “Красная комната” Стриндберга. В доме есть еще “Синяя комната”, в которой Барнаба хранит свою коллекцию музыкальных дисков (всего около 2000), и ювелирная мастерская, где работает подруга Барнабы, Бетони Вернон. Она, кстати, запустила ювелирную линию “Форназетти”.

Красная гостевая спальня. Лакированный деревянный комод, дизайнер Пьеро Форназетти.

Красная гостевая спальня. Лакированный деревянный комод, дизайнер Пьеро Форназетти.

Ребенком Барнаба любил играть в мастерской отца. В ход шло все, что валялось на полу, – кусочки воска, бумаги, позолоченного металла. Он давно изнутри изучил семейный бизнес – оттого с такой легкостью вернулся в середине 1980-х и теперь с удовольствием живет в эксцентричном окружении, к которому привык с детства. Со временем Барнаба собирается открыть в “Мастерских Форназетти” школу для талантливых молодых дизайнеров. Он надеется, что среди них найдутся достойные продолжатели традиций его отца и “семейный бизнес” сможет расшириться.

Обманка — излюбленный прием Форназетти. На столе в комнате второго этажа — миниатюрная модель стула, дизайнер Пьеро Форназетти. На заднем плане — комод его же дизайна.

Обманка — излюбленный прием Форназетти. На столе в комнате второго этажа — миниатюрная модель стула, дизайнер Пьеро Форназетти. На заднем плане — комод его же дизайна.

Лестница на второй этаж. На обоях, созданных Пьеро Форназетти, нарисован Иерусалим.

Лестница на второй этаж. На обоях, созданных Пьеро Форназетти, нарисован Иерусалим.

Текст: Биби Же

Комментарии