Квартира Клаудио Сильвестрина в Лондоне

Общение с итальянским архитектором и дизайнером Клаудио Сильвестрином начинается с сюрприза. Встречая вас на пороге своего в высшей степени лаконичного жилища, он заявляет: “Я не люблю слово “минимализм”. От него веет отвратительным снобизмом”.

Гостиная. Стол и скамья, дизайнер Клаудио Сильвестрин. Стулья, дизайнер Ханс Вегнер. Софа Le Foglie, обитая льном, дизайнер Клаудио Сильвестрин, Dema.

Гостиная. Стол и скамья, дизайнер Клаудио Сильвестрин. Стулья, дизайнер Ханс Вегнер. Софа Le Foglie, обитая льном, дизайнер Клаудио Сильвестрин, Dema.

Квартира Сильвестрина расположена в пентхаусе пятиэтажного здания 1920-х годов в северном Лондоне. Стены ослепительно белые. Из мебели в жилой комнате – огромный стол из грушевого дерева, спроектированный Сильвестрином, высокий белый торшер и низкий диванчик.

Клаудио Сильвестрин с детьми — семилетним Максом и шестилетней Майей. У каждого из них в лондонской квартире итальянского архитектора есть своя комната — одновременно детская, спальня и ванная. Сильвестрин считает, что разбросанные на полу игрушки — лучший способ придать пространству обжитой вид.

Клаудио Сильвестрин с детьми — семилетним Максом и шестилетней Майей. У каждого из них в лондонской квартире итальянского архитектора есть своя комната — одновременно детская, спальня и ванная. Сильвестрин считает, что разбросанные на полу игрушки — лучший способ придать пространству обжитой вид.

Полы выполнены из туфа, добываемого в Лечче. “Я люблю работать с натуральными материалами. Нет ничего прекраснее камня, тронутого временем”. 

В гостиной Клаудио Сильвестрина полы из натурального камня — туфа, добываемого в итальянском городе Лечче.

В гостиной Клаудио Сильвестрина полы из натурального камня — туфа, добываемого в итальянском городе Лечче.

Всю эту чистоту Сильвестрин не считает неприкосновенной. Кошка привычно точит когти о диван, а на поверхности стола видны пятна от вина и свечного нагара. “Ни в коем случае нельзя ни над чем дрожать. На столе надо резать хлеб, не бояться пролить на него вино или суп. Через пару лет этот стол будет выглядеть еще лучше. Это дом, а не выставочный зал. Здесь живет моя семья – жена Тесса и дети. Будь я один, я бы спал на матраце – разложу его на ночь, сложу утром, зато пространство не загромождается. Вроде и спальня, а вроде и нет – просто комната! Но я совсем не против следов, которые оставляет в доме жизнь. Например, мне нравится, что дети разбрасывают по полу игрушки”.

Кабинет в мезонине. На столе лампа Grasi Vulgaris, дизайнер Клаудио Сильвестрин, London Lighting Co.

Кабинет в мезонине. На столе лампа Grasi Vulgaris, дизайнер Клаудио Сильвестрин, London Lighting Co.

Сильвестрин утверждает: все, что он делает, вдохновлено воспоминаниями об итальянском детстве. Раковина на кухне – осевший мраморный колодец, типичный для любого апеннинского дома со времен Ромула и Рема. 

Кухня. Столешница отделена от гостиной каменным “экраном”. Все бытовые приборы и посуда спрятаны в шкафах. У окна лампа, Castiglioni, дизайнер Клаудио Сильвестрин.

Кухня. Столешница отделена от гостиной каменным “экраном”. Все бытовые приборы и посуда спрятаны в шкафах. У окна лампа, Castiglioni, дизайнер Клаудио Сильвестрин.

Другая раковина – полукруглая, подвешенная на деревянном стеллаже в ванной, “срисована” с питьевых фонтанчиков, которые есть на каждой итальянской железнодорожной станции. 

По лестнице из грушевого дерева можно подняться в мезонин. Узкая дверь ведет в душевую комнату. Кухонная столешница из каррарского мрамора.

По лестнице из грушевого дерева можно подняться в мезонин. Узкая дверь ведет в душевую комнату. Кухонная столешница из каррарского мрамора.

“Эти предметы по своим очертаниям не минималистичны – они традиционны и основательны. Мой дом – типичное крестьянское жилище, – говорит Сильвестрин. – Я не понимаю пристрастия к антиквариату или модным дизайнерским штучкам. Что современного в том, что нарушены естественные пропорции? Что актуального в пластмассе? Мне было бы скучно разрабатывать дизайн предметов, которые продаются по всему миру миллионами экземпляров, как мебель Филиппа Старка”.

Стеновые панели скрывают книги, телевизор, оборудование для стирки. Панели из МДФ покрыты эмалью.

Стеновые панели скрывают книги, телевизор, оборудование для стирки. Панели из МДФ покрыты эмалью.

Минимализм Сильвестрина – не поза и не догма. Никто не смог бы жить в белом кубе, и Клаудио спокойно это признает: “Мне, к примеру, пришлось оставить уродливые старые рамы в окнах, потому что муниципалитет запрещает менять фасад здания. И все-таки атрибуты современного жилья – телевизор, DVD, стойку с кассетами, книги, шкафчик для косметики – я спрятал в стенах, в выдвижных полках и за мобильными панелями. Есть люди, которым необходимо заполнять пространство вещами. Мне кажется, за этим скрывается неуверенность в себе. Я считаю, что красота в том, чтобы отсечь лишнее”.

Через гигантские двери высотой 5 метров из вестибюля можно попасть в гостиную.

Через гигантские двери высотой 5 метров из вестибюля можно попасть в гостиную.

Текст: Джеймс Шервуд

Комментарии