Квартира с видом на набережную Мойки

В центре Петербурга есть места, сохранившие атмосферу начала XIX века. Набережные Мойки близ Малоконюшенного моста принадлежат золотой поре жизни города, когда Пушкин был молод и вольнодумство декабристов еще не выплеснулось на Сенатскую площадь. Средоточием культурной жизни тогда были светские салоны, и больше всего времени люди проводили в гостиной.

Из окон гостиной открывается вид на набережную Мойки и пестрые купола храма Спаса на Крови.

Из окон гостиной открывается вид на набережную Мойки и пестрые купола храма Спаса на Крови.

О воссоздании ауры петербургской гостиной и мечтал владелец этой квартиры. Правда, здание, в котором она расположена, не барский особняк, а рядовой доходный дом 1899 года. В нем не было парадных зал, комнаты – максимум на два окна. Создание гостиной о пяти арочных окнах стало самым радикальным жестом архитектора Якова Волошина. Ради нее пришлось поступиться габаритами остальных помещений, но теперь их камерность только подчеркивает вальяжную роскошь главной комнаты.

Гостиная c пятью арочными окнами обставлена в основном мебелью Grange (линия Geka). Декоративная отделка стен — Евгений Степанцев. Драпировки — Ирина Васильева.

Гостиная c пятью арочными окнами обставлена в основном мебелью Grange (линия Geka). Декоративная отделка стен — Евгений Степанцев. Драпировки — Ирина Васильева.

“Мы хотели воспроизвести не букву, а дух эпохи, – говорит Волошин. – В исторические изыскания (какие здесь были двери, лепнина и так далее) не пускались. Мы не реставрировали родовое гнездо и не пытались создать его иллюзию. Обставь мы эту квартиру антиквариатом, все равно фальшь была бы очевидна. Так что это лишь упражнение на тему неувядающей классики”.

Кухня поделена на две зоны — для готовки и “непарадных” трапез. Круглый столик и стулья, Grange.

Кухня поделена на две зоны — для готовки и “непарадных” трапез. Круглый столик и стулья, Grange.

Легким, ясным интерьерам Якова Волошина подходит определение “классика light”. Главная роль в пространственном сценарии этой квартиры отведена окнам и панораме за ними: город входит в интерьер плавным изгибом Мойки и пестрой мозаикой питерских крыш. Над ними плывет в отдалении купол Исаакия, чуть левее рисуется контур Конюшенной церкви, где когда-то отпевали Пушкина, а в наши дни – Курехина. 

Рабочая зона кухни обставлена мебелью Scavolini.

Рабочая зона кухни обставлена мебелью Scavolini.

Можно увидеть и яркие главки Спаса на Крови, но для этого надо изрядно высунуться из окна – делая съемку для AD, азартный фотограф Фриц фон дер Шуленбург так и поступил. Арочные верхушки окон не задрапированы, и в косых потоках солнечных лучей бледная роспись стен заливается нежным румянцем, жарко вспыхивают хрустальные подвески люстр и матово светится столовое серебро.

Хозяйская спальня. Мебель, Grange. Светильники здесь, как и в других комнатах, английские — Christopher Hyde и Christopher Wray.

Хозяйская спальня. Мебель, Grange. Светильники здесь, как и в других комнатах, английские — Christopher Hyde и Christopher Wray.

По словам архитектора, обстановка подобралась “сама собой”. Мебель Grange в гостиной мирно соседствует с современными вещами вроде телевизора – его не стали прятать в какой-нибудь псевдосекретер. В гостиной три зоны: обеденная, диванная и каминная – “мужской” уголок за раздвижной перегородкой, где пахнет дровами, кожей кресел и дорогой сигарой. Камин по рисунку Волошина резчики мастерской Владимира Маркова делали три месяца.

“Малая” спальня оформлена лаконично. Мебель, Grange.

“Малая” спальня оформлена лаконично. Мебель, Grange.

“Интерьер делался легко – благодаря покладистости заказчика: он предоставил мне карт-бланш. С окончанием работ торопились к юбилею города. На празднование хозяева приехали в готовую квартиру – и остались довольны”, – говорит Волошин. И это тоже обстоятельство вполне в духе XIX века: кто тогда, едучи из деревни, проверял, все ли хорошо подготовлено в городском доме? Никто – все знали: салонная жизнь пойдет как по маслу.

Ванная. Мебель, сантехника и керамическая плитка, Villeroy & Boch.

Ванная. Мебель, сантехника и керамическая плитка, Villeroy & Boch.

Текст: Людмила Лихачева

Фото: ФРИЦ ФОН ДЕР ШУЛЕНБУРГ
опубликовано в журнале №3 март 2004

Комментарии