Банный корпус в Петергофе

О способах омовения, принятых в российской императорской фамилии, в советское время распространялась неверная информация. Описывая эпоху Петра I, писатель Алексей Толстой утверждал, что знатные иностранцы, приглашенные на русскую службу, требовали, чтобы им строили отдельные помещения для мытья и прочих не менее существенных нужд, вешали на двери замок, а ключ от него носили при себе, повесив на шею. На самом деле во времена Петра наши соотечественники мылись чаще и основательнее, чем жители большинства европейских стран, и государь в этом не отставал от подданных. Для Петра как раз и был построен в Петергофе, вблизи любимого императором небольшого дворца Монплезир, Банный корпус.

Главный зал Банного корпуса в Петергофе. Борта бассейна покрыты медью. Над ним — типичная для Петергофа “шутиха”: люстра-душ.

Главный зал Банного корпуса в Петергофе. Борта бассейна покрыты медью. Над ним — типичная для Петергофа “шутиха”: люстра-душ.

Самая знаменитая баня в России – Агатовые комнаты в Царском Селе. Екатерина II, следуя своим вкусам, и мыться стремилась в духе древних: она выписала в Россию самого крупного в Европе знатока античной культуры омовения Чарлза Камерона (его книгу “Бани римлян” в библиотеках возят на специальных тележках, уж больно тяжела и велика). Агатовые комнаты получились красивые необыкновенно, но “сама баня”, по словам императрицы, “вышла худая, мыться в ней нельзя”. Пришлось построить в саду другую, скромнее, но удобнее.

Вид на Банный корпус из сада дворца Монплезир (фото начала ХХ века). Во время перестройки 1866 года Банному корпусу, как и другим хозяйственным постройкам Петергофа, придали “исторический” облик Петровской эпохи — чтобы весь комплекс дворца смотрелся более цельно.

Вид на Банный корпус из сада дворца Монплезир (фото начала ХХ века). Во время перестройки 1866 года Банному корпусу, как и другим хозяйственным постройкам Петергофа, придали “исторический” облик Петровской эпохи — чтобы весь комплекс дворца смотрелся более цельно.

В Петергофе банное дело развивалось проще и естественней, чем в Царском Селе. Началось все с небольшой деревянной “мыльни” Петра I. Она отличалась не роскошью, но температурой, до которой разогревалась, и огнедышащим паром с запахами трав, который обожал царь. Основатель Петербурга любил париться в бане до страсти. Как во многом прочем, и здесь он не знал меры, отчего приближенные, удостоенные милости мыться вместе с ним, “упаривались” до полусмерти, а некоторые после царского мытья даже отправлялись в мир иной. В 1722 году мыльню отремонтировали, но особенно ничего не поменяли.

Фрагмент главного зала. Мебель XIX века специально выдержана в стиле барокко.

Фрагмент главного зала. Мебель XIX века специально выдержана в стиле барокко.

Богатство в отделку петергофских бань впервые принес обер-архитектор императрицы Елизаветы Петровны граф Франческо Бартоломео Растрелли. Чего бы ни касалась его рука, все покрывалось позолотой, зеркалами, янтарем и хрусталем. Банный корпус в Петергофе, возведенный им в 1748 году, снаружи остался деревянным и сохранил жаркую парную, до которой императрица, так же как ее августейший родитель, была великая охотница. Но внутри появились хрустальная ванна в медном футляре (чтобы, не дай бог, не разбили) и бассейн, окруженный золоченой балюстрадой с фигурами амуров и цветочными гирляндами. Что же до бани Петра Великого, то ее уже тогда музеефицировали: осторожно разобрали и перенесли на другое место в парке, где она простояла еще целый век.

Барочные “отдыхательные” покои Банного корпуса были оборудованы для императрицы Марии Александровны, супруги Александра II.

Барочные “отдыхательные” покои Банного корпуса были оборудованы для императрицы Марии Александровны, супруги Александра II.

Екатерина II также не обделила эту часть дворца вниманием. Ей захотелось устроить бассейн с подъемным дном, который наполнялся бы морской водой. Но, чтобы выровнять дно бассейна с морским, требовался слишком глубокий колодец. Сделали проще. Морскую воду накачивали через восемь расположенных по углам чаши трубок, а пресная била из фонтана “Мужичок с волынкой” работы итальянца Алессандро Мартелли: он стоял в середине купальни и соединялся с общей системой петергофских водоводов. К 1770-м работы закончили. Впечатление от скульптурного фонтана и солоноватости воды возникало несколько скабрезное. Императрицу оно веселило, а ее серьезному и раздражительному сыну Павлу I не нравилось. После вступления на престол он повелел заменить “Мужичка” на колонну с золоченым шаром наверху, откуда вода и лилась всю первую половину XIX века. Саму мыльню под наблюдением Джакомо Кваренги в 1800 году сделали кирпичной.

Банный корпус в Петергофе

Александр II привел Банный корпус в соответствие с устройством подобных заведений в Европе. Рядом с мыльней в 1866 году придворный архитектор Эрих Ганн построил каменный флигель с комнатами для бассейна, холодных и обыкновенных ванн. Не забыли и последнее новшество – душ (правда, и парная осталась). В архитектуре наступил тогда период историзма, и фасад Банного корпуса выдержан в “исторических” формах эпохи Петра I. Внутри небольшое здание оказывается просторным. В центре главного золотисто-белого зала – купальня. Ее при желании наполняли морской водой. Бассейн похож на большую замочную скважину из позолоченной меди. Все вокруг – люстра-душ над бассейном, зеркала, столы, печь – отделано растительными орнаментами. Ванна и лечебный душ, устроенные для императрицы Марии Александровны, скрыты за ширмой красного дерева в соседней комнате. Ванна наполнялась простыми кранами с холодной и горячей водой, правда, лилась она из отлично сделанных львиных морд.

Слева: Так выглядел главный зал Банного корпуса после войны.  Справа: На фото 1940-х — вид разрушенной восьмигранной чаши бассейна с морской водой, устроенного по приказу Екатерины II. В цен­т­ре — шу­ти­ха, колон­на с зо­ло­че­ным ша­ром, ус­та­нов­лен­ная по тре­бо­ва­нию Пав­ла I.

Слева: Так выглядел главный зал Банного корпуса после войны.  Справа: На фото 1940-х — вид разрушенной восьмигранной чаши бассейна с морской водой, устроенного по приказу Екатерины II. В цен­т­ре — шу­ти­ха, колон­на с зо­ло­че­ным ша­ром, ус­та­нов­лен­ная по тре­бо­ва­нию Пав­ла I.

Банные корпуса дворцов предполагали устройство рядом с ванными “отдыхательных покоев”. Тут они выдержаны в успокоительном голубовато-зеленом колорите. Золоченая мебель XIX века, обитая голубым шелком, исполнена в подражание барокко. Кресла и диваны исключительно удобны – с широкими, низкими и мягкими сиденьями. Есть и туалетный столик в фарфоровой раме, и важный для ритуала омовения чайный стол. Сидя в покойном кресле у серебряного самовара и серебряного сервиза, августейшие особы отдыхали после купания в морских и пресных водах, готовясь погрузиться в пучину придворного этикета, даже в загородной резиденции весьма строгого. 

Обычная ванна и лечебный душ для той же императрицы Марии Александровны установлены в боковой комнате, по соседству с главным залом.

Обычная ванна и лечебный душ для той же императрицы Марии Александровны установлены в боковой комнате, по соседству с главным залом.

И чем ближе был конец Романовых, тем скучнее шла их банная жизнь: не стало ни петровского смертельного жаркого пара, ни екатерининских шаловливых соленых струй. Сплошные европейские лечебные процедуры. Так что в Банном корпусе можно посмотреть не только, как мылись русские цари, но и как они отдалялись от народа. Пока тот их не смыл.

Банный корпус — часть ансамбля дворца Монплезир, расположенного в восточной части Нижнего парка Петергофа.

Банный корпус — часть ансамбля дворца Монплезир, расположенного в восточной части Нижнего парка Петергофа.

Текст: Дмитрий Швидсковский

Фото: ФРИЦ ФОН ДЕР ШУЛЕНБУРГ; АРХИВ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА “ПЕТЕРГОФ”
опубликовано в журнале №7 июль 2005

Комментарии