Квартира на Красной Пресне

У этого интерьера счастливая судьба: владелец квартиры давно дружит с декоратором Александрой Вертинской и ее мужем, галеристом Емельяном Захаровым, поэтому между сторонами с самого начала существовало полное понимание, что всегда идет на пользу проекту. 

Гостиную разделяют на две части складные двери-ширмы, выполненные на заказ по эскизам Александры Вертинской. С одной стороны — телевизионная зона, с другой — столовая-кухня.

Гостиную разделяют на две части складные двери-ширмы, выполненные на заказ по эскизам Александры Вертинской. С одной стороны — телевизионная зона, с другой — столовая-кухня.

Заказчику хотелось, чтобы в интерьере был выдержан московский стиль. Для большинства из нас это сталинская неоклассика; копировать ее буквально, как и любой другой стиль прошлого, бессмысленно, да и требования к комфорту за последние полвека сильно изменились, поэтому Александра радикально перепланировала квартиру, объединив три помещения в просторную, наполненную светом гостиную-столовую-кухню. 

Декоратор Александра Вертинская (слева) и хозяйка квартиры Галина Назарова.

Декоратор Александра Вертинская (слева) и хозяйка квартиры Галина Назарова.

Дух “сталинки” здесь присутствует благодаря лепнине на потолке – гипсовой, хотя в сталинских домах она обычно выполнена из папье-маше и рассыпается при прикосновении, – и французскому балкону, который был изначально спроектирован архитектором дома, но, видимо, еще при первых жильцах заложен кирпичом.

Над антикварным комодом в гостиной — “Звезда” Алексея Беляева-Гинтовта, мастера имперского авангарда. Макет скульптуры “Солнечные дома”, дерево, темпера, 2013, художник Роман Сакин.

Над антикварным комодом в гостиной — “Звезда” Алексея Беляева-Гинтовта, мастера имперского авангарда. Макет скульптуры “Солнечные дома”, дерево, темпера, 2013, художник Роман Сакин.

Длинный коридор делит квартиру на две части: справа – общественная, слева – приватная, состоящая из спальни и кабинета, который используется как гостевая комната. Дверные проемы намеренно увеличены – прием, который создает ощущение торжественности, можно даже сказать, помпезности, свойственной сталинскому ампиру. Рисунок дверей – из того же времени (Александра подсмотрела его в редкой старой книге по советской архитектуре).

Фрагмент гостиной. Работа в эстетике неоакадемизма выполнена петербургским художником Егором Островым. Макет скульптур “Пейзажная башня”и “Инфобашня”, дерево, темпера, 2013, художник Роман Сакин.

Фрагмент гостиной. Работа в эстетике неоакадемизма выполнена петербургским художником Егором Островым. Макет скульптур “Пейзажная башня”и “Инфобашня”, дерево, темпера, 2013, художник Роман Сакин.

Если подбирать определения к этому интерьеру, никак не обойтись без слов “легкий”, “светлый” и “солнечный”. Стены во всех комнатах выкрашены в различные оттенки белого цвета – найти им точное название довольно трудно, это тот цвет, который возникает, когда на белую штукатурку падают лучи солнца. В отделке использованы только натуральные материалы – дерево и мрамор.

Вид из телевизионной зоны на кухню-столовую.

Вид из телевизионной зоны на кухню-столовую.

Светлые стены – идеальный фон для современной живописи, которая не дает забыть, какой век на дворе. В гостиной висят две работы Алексея Беляева-Гинтовта, в спальне – полотно неизвестного японского художника. Все три – из коллекции Емельяна Захарова, как и некоторые предметы мебели. Например, металлические стулья 1950-х годов по дизайну Ренцо Пьяно, которые пока еще не нашли себе постоянного места и кочуют из кухни в гостиную и обратно. 

Литография Дэмиена Херста и коллекция черепов из различных материалов на консоли выдают пристрастия хозяина квартиры. В спальне и кабинете тоже есть черепа — в бронзе и на бумаге.

Литография Дэмиена Херста и коллекция черепов из различных материалов на консоли выдают пристрастия хозяина квартиры. В спальне и кабинете тоже есть черепа — в бронзе и на бумаге.

“Когда-то они стояли в библиотеке парижского Центра Жоржа Помпиду, во время ремонта музея были выставлены на продажу. Мы их купили и привезли в Россию”, – объясняет Александра. Вертинская умеет собрать ансамбль из вещей, казалось бы, между собой не сочетающихся: стулья – классика итальянского дизайна – соседствуют с удобными американскими диванами, под кремлевской “Звездой” Беляева-Гинтовта расположился старинный комод с интарсией. 

Кухня, как и вся квартира, выдержана в природных тонах, от сливочного до цвета мокрого песка. Светильники над кухонным столом — Aplomb по дизайну Lucidi & Pevere для Foscarini.

Кухня, как и вся квартира, выдержана в природных тонах, от сливочного до цвета мокрого песка. Светильники над кухонным столом — Aplomb по дизайну Lucidi & Pevere для Foscarini.

Разные по стилистике вещи спокойно уживаются между собой, как бывает в интерьерах, которые складывались годами, а не возникли по мановению руки декоратора. Современный московский стиль – это всегда эклектика, соединение предметов разного происхождения, купленных в столичных магазинах и привезенных из путешествий. Кстати, хозяева квартиры говорят, что с тех пор, как они здесь поселились, путешествовать стали меньше. Зачем куда-то ехать, если дома так хорошо?

Спальня. Постельное белье Losanges, покрывало Triomphe, все Yves Delorme. Полотно японского художника, на котором изображены двое конфликтующих футболистов, Емельян Захаров купил в Копенгагене.

Спальня. Постельное белье Losanges, покрывало Triomphe, все Yves Delorme. Полотно японского художника, на котором изображены двое конфликтующих футболистов, Емельян Захаров купил в Копенгагене.

Интерьер опубликован в коллекционном номере "Лучшие дизайнеры и интерьеры России", который можно скачать бесплатно в нашем киоске в App Store.

Квартира на Красной Пресне

Текст: Татьяна Филиппова
Стилист: Наталья Онуфрейчук

Фото: сергей ананьев
опубликовано в журнале №10 (133) ОКТЯБРЬ 2014

Комментарии