Этническая квартира в Москве, 180 м²

Декоратор Татьяна Смирнова

Попадая в эту 180-метровую квартиру на предпоследнем этаже московской новостройки, думаешь, что очутился в локации какого-то навороченного и отлично нарисованного компьютерного квеста. Ни один объем не выглядит окончательным, у него всегда есть продолжение, ни одна стена не видится плоской, ни одна поверхность не оказывается тем, чем выглядит. За это почти сказочное свойство декоратор Татьяна Смирнова называет ее “шкатулкой с секретом”. Квартира собиралась долго, непросто и с особым тщанием, но теперь Татьяна с удовольствием вспоминает, с чего все начиналось. 

В гостиной зоне — диван, Longhi, столики, Ulivi Salotti. На потолке — наборное деревянное панно по рисунку декоратора.

В гостиной зоне — диван, Longhi, столики, Ulivi Salotti. На потолке — наборное деревянное панно по рисунку декоратора.

“Мы с хозяйкой знакомы тысячу лет – учились в одной школе, имеем массу общих друзей и вообще чувствуем на одной волне. Когда она решила делать здесь ремонт, то обратилась ко мне. Точек отсчета было три: во-первых, “китайский” интерьер нашего знакомого, который нам обеим очень нравился, во-вторых, темный колорит, а в-третьих, лампы-клетки. Их хозяйка увидела в каком-то путешествии, сфотографировала и показала мне на первой же встрече. Они и оказались той пуговицей, к которой было сшито все пальто”.

Чтобы добиться эффекта “шкатулки”, Татьяна Смирнова использовала множество приемов: и листы позолоченной фольги, проложенной под решетчатое оформление стены, и черное стекло, которое смягчает отражение, и сложную схему встроенных библиотек.

Чтобы добиться эффекта “шкатулки”, Татьяна Смирнова использовала множество приемов: и листы позолоченной фольги, проложенной под решетчатое оформление стены, и черное стекло, которое смягчает отражение, и сложную схему встроенных библиотек.

Планировочно задача перед Татьяной стояла совсем не простая: квартира глубокая, имеет окна только по двум сторонам, главная спальня освещается через балкон, а масса пространства съедена коридорами и переходами. 

Мебель на балконе австралийская, она была куплена до того, как окончательно сформировалась идея всей квартиры, и хозяйка боялась, что ей не найдется места. Но все вышло как нельзя лучше.

Мебель на балконе австралийская, она была куплена до того, как окончательно сформировалась идея всей квартиры, и хозяйка боялась, что ей не найдется места. Но все вышло как нельзя лучше.

“Главные усилия были брошены на то, чтобы обратить недостатки в достоинства. Стены превратились в библиотеки с фигурными деревянными полками, широкий проход стал столовой зоной, а двери обзавелись переплетами с хрустальным стеклом с фацетом. Свет преломляется в них, изменяя перспективу и заманивая в глубину”.

В столовой зоне. Стол и стулья, Ulivi Salotti, лампы-клетки сделаны по эскизу декоратора в Москве.

В столовой зоне. Стол и стулья, Ulivi Salotti, лампы-клетки сделаны по эскизу декоратора в Москве.

Интерьер выглядит абсолютно рукотворным, и так оно и есть. Почти все – от рисунка потолочных панелей до стоек под раковиной в ванной – проектировалось по эскизам Татьяны. Только кожаная мебель в гостиной от Ulivi Salotti. “Никогда бы не рискнула проектировать диван-трансформер, да еще и кожаный, – говорит она. – Там масса технологических тонкостей, которые лучше доверить итальянцам. Они в этом деле главные специалисты”.

Кухонная зона. Вся мебель и свет выполнены по рисунку декоратора в Москве. Аксессуары подбирал хозяин дома, очень проникнувшийся атмосферой.

Кухонная зона. Вся мебель и свет выполнены по рисунку декоратора в Москве. Аксессуары подбирал хозяин дома, очень проникнувшийся атмосферой.

В обычной ситуации Смирнова предпочитает не объединять гостиную и кухонную зону. (“Как бы эстетически совершенны ни были современные кухни, я все равно считаю их технической историей”). Но тут выбора не было – перегородка превратила бы оба помещения в пеналы, поэтому Татьяна постаралась добиться полного единства. 

Главная спальня отделена от коридора фигурными дверями с хрустальными стеклами. Кровать, Ulivi Salotti, на стене — панели из телячьей шкуры.

Главная спальня отделена от коридора фигурными дверями с хрустальными стеклами. Кровать, Ulivi Salotti, на стене — панели из телячьей шкуры.

“Здесь, как в джазе, берется одна тема и обыгрывается в разных вариациях. Вот, например, как связать дубовый паркет, тонированные под венге панели и мебель из ореха? Легко. Просто набрать из всех этих цветов карнизы и багеты”. 

Весь интерьер построен на сочетании фактур и поверхностей — их здесь больше сотни, по самым скромным подсчетам декоратора.

Весь интерьер построен на сочетании фактур и поверхностей — их здесь больше сотни, по самым скромным подсчетам декоратора.

Отдельную сложность представляла собой детская зона. Квартира выходила такой серьезной, что вписать в нее спальню и игровую двух девочек-подростков казалось почти невозможным. Но тут на помощь пришла хозяйка: она предложила поставить красный диван и купить современные лампы. 

В детской игровой комнате — красный диван, кресло-мешок, Zanotta, и китайские гравюры, напечатанные на стекле.

В детской игровой комнате — красный диван, кресло-мешок, Zanotta, и китайские гравюры, напечатанные на стекле.

“Я сначала чуть в обморок не упала: откуда такая дикая идея? – смеется Татьяна. – Но потом поняла, что логика в этом есть, ведь ставят же в темных китайских интерьерах ярчайшие шкатулки, и они отлично работают”.

Ванная комната отделана травертиновыми косичками, вся сантехника, Antonio Lupi.

Ванная комната отделана травертиновыми косичками, вся сантехника, Antonio Lupi.

На вопрос, довольны ли они своим совместным творением, и декоратор, и хозяйка отвечают хором: “Очень! У нас получилось все, что мы задумали, и даже больше”. И тут становится ясно, что первое впечатление обманчиво. Нет в квартире ни капли диджитального холода компьютерной игры, и выходить отсюда тоже не хочется. Впрочем, дверь все равно еще надо поискать.

Огромный лакированный шкаф в прихожей выполнен по эскизам декоратора в Москве. Латунная ручка тоже отливалась здесь и, по мнению Татьяны, “должна еще немного потереться, чтобы стать идеальной”.

Огромный лакированный шкаф в прихожей выполнен по эскизам декоратора в Москве. Латунная ручка тоже отливалась здесь и, по мнению Татьяны, “должна еще немного потереться, чтобы стать идеальной”.

Интерьер опубликован в коллекционном номере "Лучшие дизайнеры и интерьеры России", который можно скачать бесплатно в нашем киоске в App Store.

Этническая квартира в Москве, 180 м²

Текст: Анастасия Углик
Стилист: Наталья Онуфрейчук

Фото: Массимо Листри
опубликовано в журнале №10 (133) ОКТЯБРЬ 2014

Комментарии