Квартира в Москве, 170 м²

Вообще-то Елена Шульга давно отошла от декораторских дел: перебралась в Лондон и разрабатывает коллекцию одежды. Но для хозяйки этой московской квартиры решила сделать исключение. “Она видела мои проекты в AD и мечтала, чтобы ее квартиру оформила именно я”, – говорит Шульга. Поиски контактных данных заняли не один месяц, но игра стоила свеч.

Зона гостиной. Кресла 1960-х и торшеры куплены на блошином рынке Порт-де-Клиньянкур в Париже. Журнальный столик из Индонезии. Стеллажи изготовлены в мастерской Андрея Жарницкого.

Зона гостиной. Кресла 1960-х и торшеры куплены на блошином рынке Порт-де-Клиньянкур в Париже. Журнальный столик из Индонезии. Стеллажи изготовлены в мастерской Андрея Жарницкого.

Декоратор и клиентка очень быстро нашли общий язык. “Наши вкусы совпали на все сто! Все, что я предлагала, получало одобрение. Когда заказчик находит своего интерьерного дизайнера, они почти не дискутируют”, – считает Елена. Практически полную свободу ограничивали лишь некоторые пожелания, касающиеся планировки. 

Декоратор Елена Шульга в московской квартире, которую она оформила. Рядом — фараонова собака заказчицы по кличке Грин.

Декоратор Елена Шульга в московской квартире, которую она оформила. Рядом — фараонова собака заказчицы по кличке Грин.

В квартире большие французские окна, поэтому хозяйка не хотела сильно дробить светлое стосемидесятиметровое пространство, и большая его часть отведена под кухню с гостиной. Оставшееся место занимают спальня, две гардеробные и ванная комната. Что касается концепции интерьера, то она была следующей: квартира должна получиться показательно-дизайнерской, но при этом пригодной для повседневной жизни. Поэтому удобная современная и винтажная мебель здесь соседствует с необычными арт-объектами.

Фрагмент зоны гостиной. Стеллажи и кресло сделаны в мастерской Андрея Жарницкого. Живопись в квартире — Натальи Родионовской и Леонида Лившица.

Фрагмент зоны гостиной. Стеллажи и кресло сделаны в мастерской Андрея Жарницкого. Живопись в квартире — Натальи Родионовской и Леонида Лившица.

Обстановкой женщины занимались сообща: “Я люблю создавать не просто интерьеры, а произведения искусства. Но мое главное правило – красота должна быть комфортной. Поэтому большую часть картин и скульптур мы с заказчицей выбирали вместе, ведь ей с этим жить, видеть и пользоваться каждый день. Ездили на мебельные выставки и блошиные рынки. Например, на барахолке Порт-де-Клиньянкур в Париже познакомились с антикваром, специализирующимся на японском искусстве, и побывали у него в гостях. В итоге купили бронзовые вишни, которые теперь стоят на табуретке в гостиной”.

Фрагмент зоны гостиной. Над камином висят статуэтки, привезенные декоратором из Кот‑д’Ивуара и перекрашенные в разные цвета. Винтажное кресло с рынка Порт-де-Клиньянкур в Париже.

Фрагмент зоны гостиной. Над камином висят статуэтки, привезенные декоратором из Кот‑д’Ивуара и перекрашенные в разные цвета. Винтажное кресло с рынка Порт-де-Клиньянкур в Париже.

Отдельного внимания заслуживает отделка: пол выложен антикварным копченым дубом (это доски с дырками от гвоздей разной ширины и длины). “С ними совершенно новая квартира выглядит обжитой”, – говорит Шульга. Ниша в изголовье кровати тоже обшита старыми амбарными досками. Похожий прием декоратор использовала в оформлении собственной спальни. Тогда это было сделано из экономических соображений, а в этот раз – из эстетических. “Натуральный цвет и неровная фактура дают ощущение тепла и уюта”, – говорит она. В прихожей зеркало в резной раме прислонено к панно из старых досок. 

Кухня. На шкафу кукла, сделанная художником Андреем Дроздовым. Антикварные африканские головы из бронзы — из коллекции декоратора. Сифоны найдены на блошином рынке в Париже. Светильники и лепка выполнены по эскизам декоратора. Барные стулья куплены на выставке Maison & Objet, они сделаны из тракторных сидений. Барная стойка отделана амбарной доской, Ebony and Co.

Кухня. На шкафу кукла, сделанная художником Андреем Дроздовым. Антикварные африканские головы из бронзы — из коллекции декоратора. Сифоны найдены на блошином рынке в Париже. Светильники и лепка выполнены по эскизам декоратора. Барные стулья куплены на выставке Maison & Objet, они сделаны из тракторных сидений. Барная стойка отделана амбарной доской, Ebony and Co.

Удачный союз брутальности и изысканности продолжается на кухне: одна из сторон кухонного острова отделана таким же деревом. Оно эффектно сочетается с мраморной столешницей. Над ней висят светильники в форме гаек, которые декоратор спроектировала сама, а потолок над ними украшает изящная лепнина. В интерьере вообще много вещей, сделанных на заказ. 

Спальня. Прикроватные тумбы и светильники на них — антикварные, найдены на блошином рынке в Париже. Текстиль изготовлен по эскизам декоратора. Кресло с оттоманкой по дизайну Гаэтано Пеше.

Спальня. Прикроватные тумбы и светильники на них — антикварные, найдены на блошином рынке в Париже. Текстиль изготовлен по эскизам декоратора. Кресло с оттоманкой по дизайну Гаэтано Пеше.

Раздвижные межкомнатные двери и гардеробную проектировала компания Lumi, металлические карнизы и ручки для дверей заказывали у знакомого кузнеца, стеллажи и кожаное кресло в гостиной изготовили в студии Андрея Жарницкого, раму для зеркала в ванной придумал художник Андрей Дроздов. К тому же по квартире расставлены арт-объекты из личной коллекции Шульги, привезенные из Африки.

Спальня. Ниша в изголовье кровати отделана старыми амбарными досками, Ebony and Co.

Спальня. Ниша в изголовье кровати отделана старыми амбарными досками, Ebony and Co.

Декоратор и заказчица остались очень довольны процессом работы и результатом. Их теперь связывают не только профессиональные, но и дружеские отношения. “Хозяйка с самого начала принимала активное участие в оформлении. У нее хороший вкус и чувство гармонии. Когда мне нужен был взгляд со стороны, я обращалась к ней за советом”, – говорит Елена. Она своим примером вдохновила клиентку, которая поступила в школу “Детали” и теперь сама пробует силы в дизайне.

Ванная комната. На полу тиковая доска. На стене срезы корней, привезенные из Индонезии. Кресло, Riva 1920. Ванна, Agape. Подиум за ванной придуман декоратором.

Ванная комната. На полу тиковая доска. На стене срезы корней, привезенные из Индонезии. Кресло, Riva 1920. Ванна, Agape. Подиум за ванной придуман декоратором.

Текст: Ольга Сорокина
Стилист: Наталья Онуфрейчук

Фото: ксавье бежо
опубликовано в журнале №10 (133) ОКТЯБРЬ 2014

Комментарии